jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Писатель сталкивается с загадочным и необъяснимым - что ему делать?

И действительно – что? Вот один довольно известный советский литератор (в тот момент, когда с ним все это произошло, был обычным подростком) столкнулся с чем-то необъяснимым и до дрожи в коленках страшным. Гораздо позднее он написал: "Я не знаю объяснения происшедшему, но все это было, и подобное ощущение предчувствия я передавал потом некоторым своим героям в романах. Я до сих пор не знаю, почему возникает у человека подобное состояние галлюцинации и отчаяния, однако оно отложилось в сознании, что ли, в сердце, и стоит только приблизиться к чему-то непостижимому в себе, расшевелить какие-то тайные глубины, он тотчас и всплывает, тот давний случай. А с ним вместе те же странные ощущения".


Этот пост я решил проиллюстрировать собственными снимками - они сюда как раз подходят. Я фотографировал в зимний пасмурный день, и нигде больше на фотках шары не появлялись. На двух же они таки есть. Вообще весь этот случай с недостроенным особнячком, где проводилась фотосессия, - полностью мистический, и я чуть позже расскажу о нем подробнее.



А вот историю, связанную с Петром Лукичем Проскуриным, я уже описывал см. http://jurikan.livejournal.com/68882.html. Думаю еще вернуться к ней, потому что раскопал кое-что интересное. Но сейчас речь о другом, как явствует из заголовка. Петр Проскурин размышлял недолго. Писателю-реалисту (каковым он и стал) в Советском Союзе открывались широкие дороги, а вот с описанием всяких мистических штучек в те времена надо было очень аккуратно. Впрочем, как только обстановка чуть изменилась, Петр Лукич тотчас о том случае написал, представляю, как это жгло его все прошедшие годы.

Другой писатель, тоже родившийся в советскую эпоху, но литературным творчеством начавший заниматься уже в независимой России, мог ударяться куда угодно, в мистику, фэнтези и т. д. Однако воспитанный в сугубо материалистическом духе (а хорошо звучит!), он оставался равнодушным ко всем этим параллельным мирам и прочей, на его взгляд, лабуде. Писатель в своих произведениях вначале преподносил читателю некую запутанную тайну, а потом очень изящно и динамично разгадывал ее. Смотрите, все объясняется довольно просто и даже где-то банально.

Но однажды писателю попались в руки воспоминания Н. Волкова-Муромцева, касающиеся 1878 года. А, надо сказать, наш материалист (для краткости будем его дальше называть п.-м.) весьма охоч, как он сам признается, до такого рода документальной литературы, черпает оттуда массу полезной информации. И вот, читая данные мемуары, п.-м. сталкивается с таким описанием:

«Пришло известие в Петербург о перемирии в Турецкую войну. Стенбок-Ферморы дали бал, чтобы это отпраздновать. Вдруг камердинер вошел в залу и донес графине, что приехал граф. Через несколько минут открылась дверь, и вошел Стенбок-Фермор в сильно запыленной шинели, улыбнулся гостям, махнул рукой и прошел в частную часть дома. Жена сейчас же побежала за ним. Он вошел в спальню детей, посмотрел на них, улыбаясь, и вдруг исчез. Через день пришла телеграмма, что он был убит под Андрианополем именно в это время какими-то турками, которые не слышали о перемирии».

Озадаченный п.-м. так затем комментирует этот абзац:

«Мемуарист – не мистик, а человек в высшей степени здравомыслящий, практического склада. Таинственную семейную историю пересказывает без комментариев – словно оставляет за скобками нормального бытия. Точно так же реагирую и я, когда сталкиваюсь с явлением, отчетливо попахивающим мистикой. Я нерелигиозен, в чудеса не верю, но когда они случаются (а изредка они таки случаются), отношусь к ним с осторожным почтением».

Впрочем, употребив словосочетание «осторожное почтение», дальше п.-м. рассказывает об одной истории, случившейся непосредственно с ним самим. П.-м., пребывая в Японии вместе с супругой, жил в старом особнячке, окруженном садом. Тишина, безлюдье, полный покой.


Не один ли из этих белорусских шаров наведался в Японию? Или, может, наоборот, из Японии - в Беларусь?

И тут… П.-м. пишет:

«Как-то раз ночью просыпаюсь от непонятного звука. Открываю глаза – вижу, жена тоже проснулась. «Ой, - говорит. – Смотри! Что это?»
По потолку очень медленно двигалось круглое освещенное пятно.
«Хозяйка по саду с фонариком ходит. Спи», - говорю.
«Никто там не ходит», - отвечает жена.
И действительно, никто в саду не ходил. И никакой луч к пятну не тянулся. Просто блуждающий круг света, и все.
При этом загадочный ореол плавно ползал прямо над нашей кроватью, будто изучая нас.
Никакой жути мы не испытывали – лишь любопытство.
Так продолжалось несколько минут, потом свет исчез».


Тут остается только расшифровать писателя-материалиста. Это Григорий Чхартишвили. Если иначе – Борис Акунин. Я почему-то уверен, что какая-то подобная штука с ним вскоре произойдет еще раз. Может, более мистическая и более жутковатая. Вот почему-то в этом я абсолютно уверен. Почему уверен? У меня с Григорием Шалвовичем почти космическая связь - он родился 20 мая, так же, как и я, только год другой. Кстати, еще один известный ныне литератор сподобился появиться на свет 20 мая. Это Михаил Веллер, если кто не в курсе.

Tags: Литература и жизнь, Мистика
Subscribe

promo jurikan july 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments