jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: По кек свестас? Как гродненцы торговали в Литве после развала СССР.

Тут стали говорить о границе между Беларусью и Россией, о том, как люди будут пробираться лесами на сопредельные территории... Я сразу вспомнил, как в начале 90-х народ ходил лесами из Беларуси в Литву. И я в том числе. Ну, собственно, поначалу все было достаточно просто: элементарно загружаешься в Гродно в поезд и выходишь со своим товаром через некоторое время в прекрасном курортном городе Друскининкай. Туда гродненцы любили шастать еще в советские времена. Приобщиться к Европе, попить кофейку в каком-нибудь уютном баре, закусить вкусными литовскими конфетами, купить дешевой вареной колбасы, местного сыра и вечером вернуться обратно. Если ехать автобусом - так еще перед въездом в Друскининкай можно было пережить небольшой аттракцион: два раза ухнуть вниз с горки.


Фото: Гугл.



Но советские времена стремительно закончились, Литва стала самостоятельным государством, Беларусь - тоже. И тут выяснилось, что цены в двух странах на различные промтовары и продукты стали разными. И что на этой разнице в ценах можно что-то заработать. Из Гродно в Друскининкай (и обратно) открылась дорога жизни. Что везли белорусы в Литву на продажу? Кто что смог раздобыть, но в основном, продукты. Например, колбасы - вареные, копченые, ливерные. Например, сыры разных сортов, сливочное масло, даже хлеб, то есть недавний ассортимент, которым изобиловали литовские магазины, теперь привозился из Беларуси. Просто в Литве все это стало значительно дороже, а кушать привычно хотелось желательно три раза в день. Хорошо шла белорусская водка, но, во-первых, нельзя было ею торговать, во-вторых, крепко шмонали насчет этого литовские погранцы и таможенники. Немного хохмическим получалось перемещение знаменитых шпрот (или все же шпротов) и консервированного зеленого горошка. Они ездили туда-сюда, в зависимости от того, где и как менялись цены. Подорожало в Литве - везли из Беларуси, и наоборот.

Бутлегеры быстро сообразили, что бизнес на алкоголе будет приносить максимальные прибыли, если везти не две разрешенные бутылки водки, а затариваться алкоголем по полной. Команда контрабандистов загружалась в поезд, договаривалась с машинистом, и тот на въезде в Друскининкай притормаживал - и вся гоп-компания высаживалась на ходу. Несколько раз я тоже так десантировался - дух, конечно, захватывало, но и разбиться можно было основательно. Тем временем поначалу виртуальная граница между странами начинала обретать реальные очертания. В один прекрасный день литовцы заявили, что будут пропускать белорусов только по загранпаспортам - это был уже, по-моему, 1993 год. Точно, он. Как раз к этому периоду переходные литовские деньги - talonas - поменяли на литы, товаров в литовских магазинах становилось все больше и все дешевле. Однако торговать в соседней республике по-прежнему было выгодно.

И тут - опаньки! - загранпаспорта. Помню, на получение такого документа требовалось время, а бизнес не терпел простоев. У меня же, как назло, срок действия загранпаспорта заканчивался именно в 1993 году - я его получил в 1988, когда развернулась эпопея с поездками в Польшу. Мой знакомый решил проблему очень просто. Он взял у меня паспорт, всунул нужный листок в печатную машинку и в тройку впечатал цифру "8". Получилось, что паспорт стал действительным до 1998 года. К тому времени уже на границе нарисовались белорусские пограничники, которые проверяли документы. Один из них долго смотрел мой паспорт, листал его и так, и этак, чуть ли не нюхал, а потом откровенно сказал: "Что-то здесь не так, но не могу понять что".

А граница все каменела, каменела. Точно не помню, но, кажется, литовцы стали пропускать к себе только по приглашениям (или какое-то другое ограничение появилось, но еще до введения визового режима). Пришлось окончательно присоединиться к водочным королям (взнос - бутылка водки) и сигать вместе с ними с поезда. Назад уехать теперь тоже становилось проблематично - въездного-то штампа в паспорте не было, значит, ты попал сюда нелегально. Зачастую приходилось в родные края идти пешком, через лес. Однако уже и в лесу стали появляться кордоны. На один такой я однажды нарвался. Причем весь тот день оказался исключительно неудачным. При выпрыгивании из поезда больно стукнулся коленкой о земную твердь, торговля на рынке не заладилась. Палка ливерной колбасы, немного полежав на солнце, приобрела зловещий фиолетовый цвет, пришлось отдавать ее за бесценок. Из чего ту ливерку делали, какие красители добавляли? Итогом моего тогдашнего бизнеса стало пять немецких марок (помните такую валюту?), купленных в обменнике. Да еще оставшейся мелочи хватило на две бутылки литовского пива.

В общем, шел я по лесу в сторону границы, по дороге незаметно осушил одну бутылку пива (пустую тару выбрасывать не стал - я же воспитанный человек). Только опустил бутылек в рюкзак, как внезапно был окружен зелеными литовскими братьями-пограничниками. При окружении кто-то из них залимонил мне прикладом автомата по хребту - чувствительно, скажу вам. Однако все закончилось благополучно. Увидев мою несчастную немецкую пятерку и узнав, что это весь мой дневной гешефт, стражи границы стали ржать молодецким хохотом. Ну а пустая бутылка в рюкзаке их вообще убила.
-А что с этим будешь делать?
-Сдам.
-Куда сдашь?
-В пункт стеклотары.
Я прикольнулся, но они восприняли всерьез и со смеху едва не падали. Потом даже показали более короткую дорогу и сказали, где наши пограничники дежурят. На их позиции попадать тоже не следовало.

Мне кажется, это был последний раз, когда я вот так нелегально сходил в Литву. Потом большой мексиканской стеной стала ГРАНИЦА - и все. Да, "по кек свестас?" - это по-литовски "почем масло?", в смысле, сливочное. Запоминается легко - это я еще с первого похода усвоил.

Tags: Ностальжи
Subscribe

promo jurikan july 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments