jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Спецоперация "Рукопись". КГБ БССР против Василя Быкова

Излюбленное дело советской госбезопасности во времена несознательного (оттепельно-застойного) социализма: завладеть рукописью какого-нибудь художественного произведения, которая имела на тот момент все признаки идеологически вредной. Например, романом "Жизнь и судьба" В. Гроссмана. Или нагрянуть к помощнице А. Солженицына в Ленинград и выцепить у нее еще неопубликованный "Архипелаг ГУЛаг". Или заявиться к В. Некрасову и загрузиться у него под завязку всем бумажным. Однако с Василем Быковым нечто похожее произошло в самый разгар перестройки. Вот как писатель вспоминал об этом случае в мемуарной книге "Долгая дорога домой" (Мн., 2002):


Может, в этом незатейливом зданьице в Минске есть хранилище рукописей. Как знать.



"Международное писательское сообщество запланировало в Севильи конгресс, и я там был докладчиком. Была и еще одна причина, которая вынудила меня поехать не в Вильнюс, а в Севилью: предложение одной издательской фирмы издать мое Собрание сочинений с включением в него всего написанного, в том числе и запрещенного в Союзе. Я подготовил соответствующие рукописи, собрал черновики - такое было условие. Переслать все то по почте было невозможно, а перевезти лично я мог, пользуясь депутатской неприкосновенностью на таможне. Издательство дало несколько зарубежных адресов, в том числе и в Мадриде. Прилетев туда, я быстро все запаковал и отправил на мадридский адрес. И - с концами. Ни слова в ответ я не получил. После пробовал хоть что-нибудь узнать об этом издательстве, но никаких его следов не нашел. Так все и пропало. Может, когда найдется в бездонных хранилищах КГБ, ФСБ, ФАПСИ и т. д."

В описании журналиста Сергея Абламейко эта же история выглядела следующим образом (цитирую по книге Сергея Шапрана "Васіль Быкаў. Гісторыя жыцця", изданной в Гродно в 2009 году; и первая, и вторая цитата приводятся в переводе с белорусского):

"Рассказал он и про свои счеты с ГБ. Говорил, что в Минске рукописи у него похищали не только на даче, но и дома, на Танковой. Когда я спросил о пропавших за рубежом оригиналах рукописей, Василь Владимирович рассказал, что ради этого дела он не поехал на первый съезд БНФ. Парижское издательство предложило Быкову издать Полное собрание его сочинений, единственное условие - прислать тексты с оригиналами рукописей. У Василя Владимировича как раз случилась поездка в Испанию, которую он решил использовать для передачи рукописей в Париж, потому что на советскую почту из-за ГБ не надеялся. В Испании какой-то бывший советский испанец помог ему запаковать все, и они отправили рукописи на указанный парижский адрес. Как известно, все пропало бесследно. В начале 1990-х Быков сам поехал в Париж и стал искать то издательство. Оказалось, что такого нет и никогда не было. Василь Владимирович сказал, что ему особенно жаль первого варианта "Мертвым не больно", потому что... без оригинала он сам уже не мог сказать, какой вариант самый первый, настоящий. А я думал про масштаб этой утраты для белорусской культуры".

В описаниях самого Быкова и журналиста Абламейко этот случай несколько различается в деталях (я здесь чисто интуитивно склоняюсь ко второму варианту, как более верному), но суть - одна. Кто-то организовал похищение рукописей знаменитого белорусского писателя на международном уровне. И не просто организовал, а осуществил задуманное. Насчет этого кого-то у меня особых сомнений нет. Соглашусь с Василем Владимировичем. Но зачем КГБ понадобилось все это делать в тот момент, когда гласность бушевала в СССР, словно лесной пожар в знойный день? У Василя Быкова не было вещей, написанных в стол, все сочиненное им было опубликовано в Советском Союзе - в том числе и самая крамольная авторская повесть "Мертвым не больно".
Так надо же понять и советскую госбезопасность. И в центральном аппарате этой организации, и на местах подавляющее большинство сотрудников считало, что все эти перестроечные горбачевские штучки (в том числе, безусловно, и разнузданная гласность) - явление временное, этакий незамысловатый тактический ход. Не зря же, кстати, в ту пору очень популярным было (с некоторыми вариациями) четверостишие:

Товарищ, знай, пройдет она
Так называемая гласность,
И вот тогда госбезопасность
Припомнит наши имена.



Вот так они хотели изменить нашу жизнь в 1991.

Именно поэтому КГБ и продолжало свою кропотливую ежечасную работу по сбору информации на различных фигурантов, которых ведомство считало нужным отслеживать. Вот пример Владимира Войновича. Ему вернули советское гражданство, ранее запрещенные произведения писателя печатались в различных советских журналах, сам литератор периодически наведывался на свою бывшую родину. А что же КГБ? Работало в поте лица. Дело оперативной разработки на Войновича прошлых лет якобы было уничтожено, зато новое тут же заведено - с гебистского-то учета автора никто не снимал.
Однако ж не только пассивно наблюдать чекистам за всей этой братией, надо же и различные активные мероприятия проводить. Разве не так? Вот Василь Быков, известный во все мире прозаик, но какой-то все равно не наш, скользковатый, так и норовит в области литературы совершить какую-нибудь идеологическую диверсию против СССР. Так мы его на предмет рукописей прищучим.
И что же? Вполне себе масштабная операция. С привлечением людских ресурсов, агентуры внутренней и, вероятно, замаскированных заграничных нелегалов, даже с выделением свободно конвертируемой валюты, которой тогда в стране остро не хватало (впрочем, это кому-то так не хватало - только не госбезопасности). Хотя мрачной иронией здесь может быть использование против Быкова быковских же денег, содранных советским государством с зарубежных изданий писателя.
Единственный светлый лучик в этом деле - то, что рукописи все же сохранились. И, может, во время какого-нибудь кульбита борьбы за власть в Беларуси (по-другому, видимо, никак) они всплывут. Хочется в это верить.

Фото: Гугл

Tags: Беларусь, История, КГБ
Subscribe

promo jurikan июль 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments