jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Как я встретил Новый, 1985, год

Стандартные посиделки за новогодним столом под привычное бормотание телевизора сливаются в одно большое "оливье". А вот когда Новый год приходит как-то по-другому, он-то и запоминается больше всего. Именно так у меня получилось с 1985. В те былинные времена я учился в университете и подрабатывал сторожем. Сторожил Гродненскую областную типографию, расположенную на улице Полиграфистов.


Новогодняя открытка тех времен. Конкретный год благоразумно не указан. Не успел сейчас отправить - через год пошлешь.
Фото: Гугл.



Работал я по ночам, с восьми вечера до восьми утра соответственно. Две ночи работаешь, потом - двое суток отдыхаешь. В мое распоряжение была предоставлена каморка на входе, радиоточка типа "домашний матюгальник", стол и стул, посредством чего можно было отдыхать, усевшись на стул и положив голову на стол. Вторая смена в типографии заканчивалась в десять вечера, стихал ужасающий грохот с верхних этажей, где исправно работали станки, по-моему, 1895 года выпуска, вывезенные из Германии в качестве военных трофеев в победном 45-м. Во всем здании я оставался один и некоторое время бродил по цехам, к которым имел доступ (не ко всем; там, где хранились шрифты, мне ходу не было, ключи забирал с собой ответственный работник - вдруг возьму да изготовлю антисоветскую листовку, все, капец!). Ох, сколько замечательной и остродефицитной (мелованной) бумаги я немного приватизировал во время этих ночных смен. Один преподаватель из ГрГУ даже защитил кандидатскую диссертацию, отпечатанную на этой бумаге.
Но иногда типография продолжала функционировать и после десяти вечера. Бывало, что областную газету "Гродненская правда" печатали глубокой ночью. Это происходило, когда в стране случались всякие важные события, типа съезда КПСС, какого-нибудь пленума партии и прочей подобной лабуды. То есть, речь, скажем, Генерального секретаря ЦК КПСС или какого-нибудь другого важного партийного функционера приходила в редакцию газеты задолго до означенного события и, не будучи еще произнесенной, уже была набранной и готовой к печати. Однако из высоких властных структур приходилось ждать подтверждения. Двое рабочих, которые печатали "Гродненскую", сидели, покуривали, ждали. Как только сверху приходило "добро", они заводили свою адскую машину, тоже вроде бы немецкого изготовления.
Новый год относился к таким событиям. Из-за новогоднего поздравления советскому народу дорогого секретаря Константина Устиновича Черненко. Понятно, что текст поздравления, включавший в себя набор стандартных фраз, никто в последний момент менять не собирался. Просто сам Константин Устиныч находился в таком состоянии, что мог неожиданно склеить ласты в любую секунду. Тогда, видимо, что-то в новогоднем веселье пришлось бы менять. Однако тов. Черненко поднатужился и прожил еще некоторое время в наступившем 1985 году, и печатникам в начале первого ночи бренькнули, что, мол, пора.
Я тем временем пребывал в своей сторожевской каморке. По графику мне выпало дежурить в типографии в ночь с 31 декабря на 1 января, чему я абсолютно не расстроился. Сердобольные родственники нагрузили мне целую сумку припасов, включая бутылку шампанского и чекушку водки вместе с привычным "оливье" и селедкой под "шубой", курицей, картошкой, котлетами и прочим, солеными огурчиками и маринованными помидорчиками. Ближе к полуночи все это богатство я выложил на стол и пошел к ребятам в цех, чтобы, значит, встретить Новый год дружной компанией. Захожу, а их там нет. Я позвал. Один раз, потом - другой. Нет ответа. Смотрю на часы: батюшки, сейчас вот оно, то самое наступит. Ну, думаю, хрен с вами. Бегу обратно к месту службы. А там уже в радиоточке задыхающийся Устиныч свою речугу заканчивает, что-то астматически присвистнув напоследок.
Быстро открываю шампанское, вскупориваю чекушку. "Ну, Владимирович, за удачный Новый год!". В это время какой-то концертик в радиоточке наметился, ее не отключили, как в обычные дни, в полночь. Сижу, слушаю, предаюсь всяким элегическим размышлениям. Минут через сорок идут мимо два труженика печатного станка. По домам, стало быть. Увидели мой стол и аж присвистнули. Почти, как Черненко. Работяги честно признались, что они с собой кое-что имели, так, по мелочи, а в цеху прятались от меня, думая, что я решил у них проехать "на подножке". Вот какой жизненный урок преподал им наступивший 1985. И для меня он оказался удачным. Это от того, что с хорошим человеком я его, Новый год, встретил.


Tags: Беларусь, История, СССР
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments