jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Сюжет для триллера

А ведь сегодня, друзья мои, замечательный день. Не просто обычный пасмурный декабрьский. Вовсе нет. А день работников государственной безопасности. Причем - охо-хо - 99-я годовщина со дня создания этой замечательной организации. 20 декабря 1917 года Феликс Эдмундович по прозвищу "Железный" вместе с Владимиром Ильичом по прозвищу "Лысый" подмахнули там какие-то бумаги - вот и покатилась история ГБ.В Беларуси, кстати, госбезопасность сегодня гудит, как трехлетний примус. Потому что праздник.


Мемориальная доска на здании УКГБ по Гродненской области в Гродно. Открыта в том числе и в память о сотрудниках, погибших в мирное время при исполнении служебных обязанностей.
Фото автора.


Ну и в какой же день, как не в этот, рассказать что-нибудь такое этакое из истории ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ. Например, о случае, произошедшем 26 августа 1953 года. В этот день или накануне его в Беларусь забросили очередных шпионов. Нет, я вовсе не иронизирую. Самых настоящих, не фейковых. Скинули с самолета в заповедные белорусские леса. А поскольку советскому информатору Киму Филби к этому моменту уже выписали хороший пинок под зад на его замечательной английской разведслужбе, другой информатор (и до сей поры неизвестный) был не такой расторопный - информацию сообщал важную, но не со всеми нужными подробностями. Вот почему белорусские спецслужбы о заброшенных шпионах знали, но где конкретно те околачивались - нет. Посему в самых различных местах стояли гебешно-милицейские патрули. На предмет того, что если какая подозрительная личность (например, негра) на горизонте появится, то ее тут же и повяжут.
Возле деревни Бердовка Лидского района находился Андрей Стрелковский, сотрудник Лидского отдела УМГБ по Гродненской области, капитан. Да не один, а с тремя солдатами внутренних войск. Август, жара, пыль, назойливые мухи, палящее солнце. И вот в этом антураже на дороге возник высокий такой молодой хлопец, одетый по-крестьянски непритязательно с какой-то жабрацкой торбочкой в руках. Глаза сонные, выражение лица апатичное, да еще босиком, идет и своими заскорузлыми лапами пылищу загребает. Понятно, что не шпион, а так, какое-то чмо колхозное. И все же чем-то он Андрея Стрелковского заинтересовал. Вот какая-то легкая искорка пробежала между ними. Кто таков? Куда идет?
И капитан вяло махнул рукой. Стой. Покажи документы. Что показать, документы, какие документы, сонно захлопал глазами туземец. Ах, документы, наконец сообразил босоногий путник. Зашевелил своими клешнями, развязывая узелок.
Солдаты-вэвэшники поближе сдвинулись. Интересно посмотреть, все же какое-то развлечение. Из этой четверки никто не знал, что счет пошел на секунды. Потому что, конечно, босоногий крестьянин вовсе не был шпионом. Нет. А был он просто опасным террористом Яном Гринцевичем, сбежавшим из мест заключения и находившимся на нелегальном положении.
Медленно развязывался узелок, медленно. Но вот рука нырнула вовнутрь и быстро вынырнула оттуда. Бах-бах-бах-бах! Четыре выстрела - и четыре тела валяются в пыли. Босоногий стрелок поднял автомат и зашагал своей дорогой.
Ох, как эту сцену можно показать в кино. Крупные планы актеров, музыка соответствующая, звуковой ряд, работа оператора...
Гринцевич, которого поймали через несколько месяцев, на допросе простодушно рассказал, как он расправился с капитаном "Советской Армии". Он даже не понял, что это был за патруль, но сработал четко.

Из протокола допроса И.А. Гринцевича от 20 ноября 1953 года:

«Скрываясь от органов советской власти, летом 1950 года я убил агента уполномоченного по Третьяковскому сельсовету Лидского района Дягилева, имя и отчество которого мне не известно. Убил я его из-за того, что подозревал в связи с органами МВД, и что он пытался меня задержать.
Летом 1953 года я убил участкового уполномоченного милиции Кириллова, который, встретив меня на шоссейной дороге между деревнями Сетковцы и Лотковцы, стал проверять у меня документы. Поскольку никаких документов у меня не было, и имея в виду, что Кириллов меня задержит, а потому во избежание задержания и ареста из имевшегося у меня пистолета «парабеллум» убил Кириллова. После убийства Кириллова я забрал у него пистолет «ТТ» и обойму с патронами…
В июне 1953 года я убил председателя укрупненного колхоза, название его не знаю, Шота Петра, за то, что подозревал его в связи с органами МВД. Убил я Шота Петра в лесу…
В августе 1953 года я убил капитана Советской Армии и трех солдат, находившихся вместе с ним, которые встретили меня на шоссейной дороге недалеко от деревни Бердовка Лидского района, потребовали у меня документы… Я выхватил имевшийся у меня пистолет «ТТ» и стал в них стрелять. Убив капитана и трех солдат, я забрал у них автомат».


Капитана Стрелковского похоронили в Лиде, там его именем назвали улицу. А Яна Гринцевича расстреляли в 1954 году. Ни могилы, ни креста...

Tags: Беларусь, История, КГБ
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments