jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Вагон кока-колы

Раз уж тут зашла речь о закате Советского Союза, расскажу свою историю.
Помню, как в январе 1991 года позвонила мне взволнованная теща:
-Срочно зайди. Просто срочно.


Фото: Гугл


Зашел. Смотрю, сидит у нее на кухне и уписывает чай вполне себе радостный и розовощекий товарищ по имени Максим. Я его немного знал, пересекался пару раз на различных праздничных мероприятиях. Это был сын близкой тещиной подруги, зашибал где-то длинный рубль на Крайних Северах - Нижневартовск или Нефтеюганск, что-то такое, но периодически появлялся в родных белорусских краях. Особенно часто стал мелькать здесь после того, как наладилась народная челночная тропа в Польшу.
Однако никакими совместными делами мы с ним не занимались. Чего, думаю, ему от меня нужно? Теща тем временем мне чаю наливает и смотрит ласково на нас обоих.
-Слушай, - сказал Максим, вытягивая чайную жидкость из блюдечка и загрызая это дело куском сахара, - тут такая возможность появилась, такие бабки реальные выходят.
В этот момент его глаза яростно заблестели:
-Можно купить вагон кока-колы.
Поднял указательный палец, немного потряс им и тихо закончил:
-Баночной! Представь, значит, никакого боя по дороге. Покупаешь в Москве, гонишь к нам на север, там продаешь. Навар - во, космос! В общем, вступай в долю.
Я представил себе этот вагон. Огромный. Товарный. Забитый банками этой самой кока-колы. Однажды мне доводилось разгружать вагон с банками, правда, стеклянными, поллитровыми. Такой стеклопосуды в вагон входило шестьдесят тысяч штук. Технология разгрузки - простая, как мычание. Заходишь в вагон, растопыренные пальцы обоих рук суешь в баночные отверстия (получалось захватить по четыре банки в каждую руку, выносишь в приставленный к вагону грузовик и там аккуратно складируешь рядами от борта до борта. А кока-кольных банок помещается явно больше. Сколько? Сто тысяч? Сто двадцать?
Но дело было, конечно, не в количестве банок. А в количестве денег.Откуда Максим взял, что я обладаю такими денежными ресурсами? Что за бред? Может, он решил, что после пары-тройки поездок в Польшу поднимаешься на денежный Олимп? Так я все это Максу и изложил. Ах, какая досада отпечаталась у него на лице! Как заметались по столу пальцы, выбивая барабанную дробь отчаяния. Какие-то джеклондоновские мотивы доставки яиц в северные широты вдруг замелькали передо мной.
-И ни у кого взаймы взять не можешь?
-У кого? Все живут от зарплаты до зарплаты.
В общем, допили мы чай и разошлись. Через некоторое время я узнал, что Максим все же купил свой вагон с кока-колой в одиночку, осилил сам путем перехватывания денег у чисто конкретных товарищей под сумасшедшие проценты. В общем, банки были загружены в железнодорожное транспортное средство, ценный груз неспешно двигался по бескрайним российским просторам. Максим у себя на Севере договорился с торговой сетью и уже подсчитывал в уме будущие барыши. А подъем там получился пятикратный, что ли. И тут вдруг выяснилось, что кока-колу разгрузили где-то на полдороге между Москвой и Нефтеюганском.
-Как же так? - растерянно вопрошал Максим. - Вы же должны были доставить мне сюда.
-А разве не вы прислали телеграмму, чтобы разгрузить там? Все чин-чинарем, телеграмма заверенная.
Такой четкий бизнес-план рухнул в одно мгновение. Пришлось Максиму продавать свою гродненскую квартиру, а заодно и квартиру матери. Мать переселилась на неотапливаемую дачу. Однако неудача не подкосила Максима. Он купил второй вагон все того же хваленого заморского напитка. И груз пришел целехоньким, и продался. Максим откупил квартиру и себе, и матери. Правда, до этого случая у них были соответственно двух- и трехкомнатные, а теперь стали одна и двух. В две комнатки обошелся эксперимент с кока-колой.
И третий вагон Максим осилил. Но с третьим вышел некоторый пшик. Нет, груз дошел нормально, однако в тот самый период случилось в нефтеюганских магазинах некоторое затоваривание кока-колой (это были уже первые капиталистические годы). Сначала продажи не пошли, а когда пошли, деньги обесценились. Короче, вышел сплошной убыток. Максим сцепил зубы и погнал в родные края четвертый вагон. Все с той же самой кока-колой. Он оставался верен этому продукту. Правда, эта история закончилась несколько грустновато все же. Вагон еще находился в пути, когда Максим исчез. Вышел из дому утром, а вечером туда не вернулся. Никаких концов, никаких следов. Ни писем, ни телеграмм - ни заверенных, ни обычных. Его мать вскоре умерла, и на ее похоронах Максим не появился. Как будто никогда не существовало такого человека.
И я вдруг представил, как этот самый вагон с кока-колой по-прежнему движется где-то на необозримых железнодорожных просторах. Стучат колеса, погромыхивают баночки. Как это там? "Праздник приходит всегда бодрящий, праздника вкус всегда настоящий..."

Tags: Просто жизнь
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments