jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Jurikan: Чем знаменита гродненская госбезопасность? А вот чем

А ведь вчера, братцы, был знаменательный день, несмотря на то, что понедельник. Да. Именно 17 октября много лет назад гродненская госбезопасность появилась в виде областного управления НКГБ на берегах седого Немана. В городе королей, рыцарей, поэтов и романтиков.




Что ж, поздравим гродненских рыцарей плаща и кинжала. Чем знаменита именно эта (гродненская) организация? Ну, эти ребята ревностно хранят свои тайны. Однако об одной штуке я все же расскажу.
Как-то я сочинил такой немудреный стишок:

В углу стоят мои носки,
А я сдыхаю от тоски.


Понятно, что глагол «стоят» здесь выступает в качестве некой метафоры. Конечно, носки могут действительно стоять, если их, например, предварительно извозить в цементе. Помните, как в похожей ситуации выбивали камнем свою одежду герои знаменитого советского фильма «Джентльмены удачи»? А если без цемента (обычного и суперклея)?
Ладно, не буду больше томить. Стоячие носки я самолично наблюдал в УКГБ по Гродненской области буквально пару лет назад. Если быть точнее, в тамошней комнате для посетителей. Сама комната находится сразу после входных дверей, но перед вахтой, где дежурят бравые прапорщики из системы госбезопасности. То есть, с одной стороны описываемое помещение вроде бы расположено в здании УКГБ, а с другой – обладает некоторой экстерриториальностью, поскольку расположено перед пропускным пунктом, а не за ним. Как я туда попал? Очень просто. Сейчас расскажу.
В тот памятный год жители Гродно несколько раз выходили на улицы, так оценивая создавшуюся на тот момент обстановку в стране. Это была замечательная пора внезапно возникавших посредине площади аплодисментов, когда собравшиеся кучкой люди внезапно начинали хлопать в ладоши. Власти на подобные штуки реагировали очень нервно, и за невинные аплодисменты в городе можно было запросто угодить в кутузку суток на десять-пятнадцать. Именно тогда один ушлый гродненский судья (кажется, он успешно вершит правосудие до сих пор) приговорил к суткам за «аплодисменты» безрукого парня. Париться на нарах никому особо не хотелось, и тогда кто-то в соцсетях предложил просто собираться в тот или иной момент на улицах и молча стоять, выражая свой протест беззвучно.

Ладно, сказано-сделано. В один из сентябрьских дней того года революционно настроенные соцсети подкинули гродненцам идейку собраться вечером на площади Советской и немного там постоять группами. Надо честно отметить, что в тот момент протестное движение уже пошло на спад, и народу на площади собралось не так чтобы и много. Но и не пару человек. Впрочем, правоохранителей (в форме и в штатском), похоже, было больше. Какой-то не вполне адекватный менток с полковничьими погонами бегал по площади от одной группы людей к другой и недорезанной свиньей верещал в том плане, что, мол, расходитесь. Некоторые действительно следовали немудреному совету, а некоторые резонно замечали, что в родном городе они имеют полное право собираться где бы то ни было, стоять и разговаривать в любом общественном месте, или, наоборот, молча прогуливаться.
К таким шибко умным гражданам подскакивали товарищи званием пониже, требовали предъявить документы и старательно переписывали в свои казенные блокнотики паспортные данные. В участок, правда, никого не волокли, но для присутствовавших на площади граждан переписыванием паспортной информации протестная эпопея вовсе не закончилась.
Через несколько дней их стали выдергивать в то самое УКГБ, о котором речь шла выше. Я в том флешмобе на площади не участвовал, зато участвовала… скажем так, одна знакомая девушка. Вот ее и стали в дальнейшем терроризировать бравые наследники Феликса Эдмундовича, ну, который по прозвищу «Железный». Дескать, зайдите и зайдите в нашу хатку, поговорить надо. Не о чем мне с вами разговаривать, возражала гродненка, отстаньте, мол, нахрен. Но эта ж контора прилипчивая. Стали ей по телефону звонить и в двери ломиться, и каких-то головорезов в ментовской форме на синих микроавтобусах присылать. Было забавно наблюдать, как эти самые транспортные средства в полном соответствии с народным творчеством прятались во дворе за мусорные баки. В итоге дело дошло до, страшно сказать, того, что девушке ВЫПИСАЛИ ПОВЕСТКУ, немало подивившись тому, что по-иному она категорически отказывалась общаться, на посещение богоугодного заведения по гродненской улице Тельмана.

Ну, прекрасно, решено было пойти. Вот тут я и увязался за компанию. Вдвоем все же веселее. Пришли. Поднимаемся к вахте. Там рядом с двумя прапорщиками уже маячил какой-то краснорожий, крестьянского вида, детина в штатском костюмчике. А, надо сказать, никаких документов у нас с собой, кроме читательского билета у меня одного, не было. Это я решил приколоться. Тот год в Беларуси как раз объявили годом Книги, прекрасная идея, кстати. Так, чтобы повысить интерес граждан к библиотеке, неплохо было бы читательский билет сделать документом, дающим право на свободное посещение, например, КГБ. Собственно, почему нет? Ведь читательский билет выписывается на основе паспортных данных и снабжен фотографией владельца. Все чин чинарем. Это у меня такая мысль мелькнула, которую я тут же попытался и воплотить в жизнь. Краснорожий, как только узнал, что у девушки паспорта с собой нет, заревел диким голосом:
-Что вы себе удумали? Этта рыжымное заведения.
Именно так и сказал: «Рыжымное заведения». Видимо, разволновался от такого небрежного отношения к родной конторе – и вернулся к своим истокам, так сказать, к корням.
Да, как говорится, положить на тебя и на твою заведению. А краснорожий давай дальше на девушку накатывать:
-Да я вас прикажу приводом доставить.
-Чего меня приводом доставлять, когда я уже здесь? – последовало резонное возражение. Тут и до нашего «искусствоведа» что-то стало доходить. В общем, краснорожий забрал девушку с собой, а меня, увы, через вахту не пропустили, даже несмотря на наличие читательского билета, а отправили вот в эту типа гостевую комнату перед вахтой: посиди там, чувак.
Я не спорил. Сижу себе, оглядываю обстановку. Диван, какой-то столик, пара стульев, в углу – телевизор с комнатной антенной, в другом углу – что-то вроде шкафчика, вешалка, на которой сиротливо висели какие-то джинсы и рубашки. А вот под этой самой вешалкой приткнулись кроссовки типа «Ложный адидас». В этих самых «кроссачах» и стояли носки. Натурально стояли, словно вбитые туда. Сказать, что я малость охренел – ничего не сказать. И тут до меня дошло, что эта одежда и обувь – тех самых прапорщиков-«вахтовиков». Пришли на смену, переоделись в форму, потом рабочий день закончился, гебистский камуфляж – в шкаф, цивильное на себя – и домой. Второй пары обуви я не увидел, но этому, который в кроссачах – вообще удобно. Впрыгнул туда и пошел себе. Может, это вообще элементы спецподготовки, о которой мы, простые смертные, мало что знаем. А, может, чисто гродненская особенность. Как знать.

Что ж, такие вещи надо записывать (что я и сделал). Для истории. Для вечности. Вот так.
Дальше тоже было кое-что любопытное. Сначала я сидел с открытой дверью, наблюдая, как по лестнице туда-сюда шастают сотрудники. Потом кому-то брякнуло, что это ж РАСКОНСПИРИРОВАНИЕ. Дверь закрыли. Тоже неплохо. Тут как раз один товарищ позвонил из вражеской радиостанции. Что там и как? Я честно рассказал. «Ты был в прямом эфире», - сообщил радийщик. Да, блин, дебютный день: давать интервью прямо из здания КГБ. Только успел я вернуться из мутных волн эфира, как дверь распахнулась и, подозрительно глядя на меня, в комнату вошли два типа шпионского вида в простецких кепках. Как вы думаете, что они сделали? Ни за что не догадаетесь. Унесли телевизор. Видимо, на всякий случай. Больше, кажется, ничего интересного в тот день не произошло.
Однако пора, ох, пора закругляться. Надо бежать в магазин. Хотя бы и 18 октября. Ведь почти что праздник. Ну, тот самый. Который, по образному определению классика, всегда с нами.


Tags: Беларусь, КГБ, Просто жизнь
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments