jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Писатель Иван Шамякин так и не рассказал обо всех тайнах

На закате своей жизни ( в начале нынешнего столетия) классик белорусской литературы Иван Шамякин написал цикл мемуарных новелл под общим названием "Ночные воспоминания". Иван Петрович много чего знал и кое о чем рассказал.


Иван Петрович Шамякин в Минске.
Фото: Гугл


Меня заинтересовала новелла "Автомобиль". Иван Шамякин вспомнил, как еще в середине 20 века он стал счастливым обладателем легковой машины "Победа". Кстати, вот как это произошло:
"Как-то звонит мне мой коллега Всеволод Кравченко (с ним мы хорошо дружили до присуждения мне Сталинской премии, а после как подменили человека):
-В магазине принимают деньги на "Победы". На двадцать штук. Не думаешь внести?
-Готов тотчас же. Только в сберегательную кассу забегу.
Всеволод снова стал добрым, потому что хотел, во-первых, использовать мое звание, зная, что не так просто внести деньги, во-вторых, думал взять у меня в долг часть суммы".

А дальше произошло следующее:
"Машин ждали долго - месяцев пять. И все же звонок из магазина был неожиданным:
-Вы внесли деньги на машину?
-Внес.
-Так вот вместо "Побед" нам прислали "Волги". Но они по 30 тысяч. Доплатите?
-Конечно, доплачу.
Кравченко не отважился брать в долг такую сумму; писал он тяжело, мало; у каждого своя продуктивность, свой талант".

Дальше Иван Шамякин еще раз вспоминает своего коллегу по писательскому ремеслу:
"Так я стал владельцем "Волги-21". Даже в Совмине их еще не было. Кравченко попросил у меня "Победу" съездить на Полесье к родителям. Как было не дать? А в это время ко мне приехал из Москвы мой фронтовой друг Виктор Вольский. На радостях я продал ему "Победу" за полторы тысячи. И он ждал приезда Кравченко. Тот принес ключи. Вышли мы и ужаснулись: забит песком мотор, помято крыло. Пять тысяч пробега за какие-то четыре дня".
Такую свинью подложил своему другу Всеволод Кравченко.. И здесь мы вплотную подошли к первой тайне, связанной с именем этого человека. Кравченко был родом из села Капличи Калинковичского района Гомельской области. От Минска до его малой родины - максимум триста километров. Даже если там, на месте, съездить к каким-нибудь соседям, заскочить попутно в Гомель, оттуда вернуться в белорусскую столицу... Ну, может, тысяча набежит в конечном итоге. А Кравченко (помните?) намотал пять тысяч. Причем за четыре дня, в среднем, проезжал больше тысячи километров за день. И почему-то Иван Шамякин даже не спросил у друга, где это он так путешествовал.
Кстати, новеллу "Автомобиль" я прочитал в 21-м томе 23-томного собрания сочинений писателя. Издание академическое, полномасштабное, в конце каждого тома даются подробные комментарии, составленные дочерью классика Алесей Шамякиной. Читателю растолковываются даже, казалось бы, незначительные мелочи, а вот про пять тысяч километров "из Минска до Полесья" - ничего.
Ладно, вернемся к первой приведенной здесь цитате. По мнению Шамякина, писатели дружили, пока Ивану Петровичу не дали Сталинскую премию. Здесь, на мой взгляд, есть некое психологическое противоречие. Если Всеволод Кравченко дружбу с будущим белорусским классиком лишь имитировал, тогда премия наоборот должна была подтолкнуть (пусть себе фальшиво) Кравченко к более тесному контакту с Шамякиным. С помощью лауреата и свои проблемы быстрее решишь, разве не так? Да вроде бы сам Шамякин это затем и подтверждает. Захотел Кравченко купить машину, к кому он обращается за денежной помощью? Правильно, к Шамякину. Так зачем тогда нужно портить отношения после шамякинского лауреатского триумфа?
Теперь еще об одном нюансе. Шамякин "Волгу" купил, а Кравченко - нет. Мол, Всеволод писал мало, зарабатывал не очень много, решил, что бдолее солидную сумму не потянет. Однако это не совсем так. В год приобретения "Волги" - 1957 - вышла книга прозы В. Кравченко, в следующем году - два прозаических сборника и книга для детей. В 1959 году - новое издание... Далеко не каждому писателю в ту пору доводилось так регулярно выпускать в свет собственные сочинения. Добавлю, что Кравченко с 1953 года работал главным редактором журнала "Березка", это дополнительные возможности для публикаций (ты печатаешь Н., а он в своем журнале - тебя). Кроме того, Кравченко был женат на сестре известного белорусского поэта Пимена Панченко, человека далеко не бедного. И тем не менее, "Волгу" он почему-то не потянул.
А теперь еще одна цитата, на этот раз из стать дочери белорусского классика Татьяны Шамякиной:
"В 1961 или 1962 году группа белорусских писателей... путешествовала во Франции. Тогда произошел трагический случай. Один из писателей, Всеволод Кравченко, женатый на сестре Пимена Панченко, в парижском отеле покончил жизнь самоубийством - выбросился из окна, оставив сиротами трех детей. Вообще версии его совершенно непонятной смерти распространялись разные. Может, и не сам выбросился... Темное дело".
Кажется, В. Кравченко был едва ли не единственным советским писателем, который погиб вот таким образом за границей, причем в капиталистической стране. В 1961 году, когда эта трагедия произошла, И. Шамякин работал заместителем председателя правления Союза советских писателей Беларуси. Значит, был полностью в курсе этой загадочной истории. Вероятно, занимался возвращением тела писателя в СССР. Однако в своих воспоминаниях Иван Петрович почему-то ни единым словом об этом не обмолвился. Почему? Нет ответа.
Замечу, что в творческой биографии Всеволода Кравченко мне удалось обнаружить весьма любопытный эпизод. Почти мистический. Подробнее об этом - в следующий раз.


Tags: Литература и жизнь
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments