jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Как полковник КГБ и генерал КГБ с Ли Харви Освальдом в Мехико встречались - 2

Итак, в пятницу 27 сентября 1963 г., Олег Нечипоренко побеседовал в Мехико с Ли Харви Освальдом. Американец просил выдать ему въездную визу СССР, ссылался на то, что он недавно жил в этой стране, что его жена - гражданка Советского Союза и вообще на родине ему грозить опасность от американских спецслужб. О. Нечипоренко, будучи офицером КГБ, решил, что Освальд не представляет интереса для советской госбезопасности.


Вот обложка книги Олега Михайловича, из которой я взял все цитаты.
Фото: Гугл


Исходя только из этого, он в завуалированной форме отказал посетителю. Вот какой была реакция посетителя:
"Освальд с напряженным вниманием выслушал мое разъяснение, и по всему было видно, что он разочарован и даже испытывает раздражение. Когда я замолчал, он, подавшись вперед и еле сдерживая себя, почти выкрикнул: "Мне это не подходит! Для меня все кончится трагедией!" Я пожал плечами и встал, давая понять, что разговор закончен".
Однако история на этом не закончилась. На следующий день, в субботу 28 сентября, советские дипломаты должны были играть в волейбол. Консульские ребята экипировались у себя в отделе. Первым туда заскочил Павел Яцков. Ему-то и пришлось пересечься с настырным американцем, который не поленился прийти во второй раз. Тут О. Нечипоренко пишет от лица Яцкова, создается такой своеобразный стереоскопический эффект:
"Павел так вспоминает эту встречу: "В дверях появился худощавый субъект среднего роста, неприметного вида, лет 25-27. Одет небрежно, кажется в серую куртку. Бросалась в глаза бледность посетителя и его чрезвычайно взволнованный вид. Я показал ему на стул, а сам сел за свой рабочий стол. Посетитель, не ожидая вопросов, обратился ко мне на английском языке. Мои ограниченные познания в английском все же позволили понять, что мой собеседник американец, коммунист, прокубинец и просит визу на Кубу и в СССР. Я смог уловить также, что его кто-то преследует и он опасается за свою жизнь... Рассказывая, иностранец ерзал на стуле, руки дрожали, и он не знал, куда их деть. Разговор не клеился из-за языковых трудностей".
Прервемся на секунду. Освальд худо-бедно как-то балакал на русском, и с О. Нечипоренко пытался общаться и на великом и могучем. А тут что-то не пошло. Но вернемся к запискам О. Нечипоренко:
"Тут дверь отворилась вновь, и на пороге появился Валерий, улыбающийся в предвкушении волейбольных баталий. Я обрадовался, зная, что Валерий говорит по-английски".
Стереоскопический эффект продолжается:
"Делится воспоминаниями Валерий: "Я приехал около половины десятого утра и пошел в консульство переодеваться. Распахнул дверь в первый кабинет, смотрю - за столом сидит Павел, а справа, спиной к окну, вчерашний американец. Весь какой-то взъерошенный, помятый, небритый, вид затравленный и еще более нервный, чем накануне... Освальд, обращаясь ко мне по-английски, торопливо начал пересказывать свою историю. Делал намеки на то, ЧТО ВЫПОЛНЯЛ КАКУЮ_ТО СЕКРЕТНУЮ МИССИЮ (выделено мной - Ю. К.), но какую и для кого, не сказал. Перебив его монолог, Павел заметил, что раз он был в Советском Союзе, жил там и работал, то, наверное, может объясниться на русском языке, и с неодобрением посмотрел на него. Освальд перешел на ломаный русский язык... При упоминании ФБР вдруг сорвался на истерику, заплакал и стал сквозь слезы причитать: "Я боюсь... меня убьют... пустите меня..."
И тут произошло нечто не совсем обычное:
"Повторяя вновь и вновь, что его преследуют и даже здесь, в Мексике, за ним следят, он сунул правую руку за левый борт куртки, достал револьвер и со словами: "Вот, я хожу с оружием, чтобы защищаться..." - положил его на столик, за которым мы с ним сидели друг против друга. Я оторопел и взглянул на Павла. Тот слегка побледнел: "Ну-ка дай мне эту железяку..." Я взял револьвер со стола и протянул Павлу. Освальд всхлипывал, вытирая слезы, и на мои действия никак не реагировал. Павел откинул барабан, высыпал в руку патроны и убрал их в ящик стола. После этого протянул револьвер мне, я положил его на прежнее место.
Уф, и консульство, оказывается, не самое безопасное место. Но, кажется, после кульминации там все пошло на спад:
"Освальд по-прежнему всхлипывал, как-то съежился и безучастно наблюдал за нашими манипуляциями с его оружием. Павел встал, налил стакан воды из графина и протянул Освальду, он отпил немного и поставил стакан перед собой. В это время в кабинет буквально влетел Олег со спортивной сумкой и изумленно остановился, оглядывая нашу компанию. Я взглянул на часы. Было начало одиннадцатого, на волейбол мы опоздали".
А что же Освальд?
"Постепенно он стал успокаиваться, очевидно смирившись с тем, что не может вот так, на скорую руку, получить от нас визу. К предложенным бланкам анкет не притронулся. Состояние сильного возбуждения сменила подавленность. Когда ему дали понять, что тем разговора исчерпана, Освальд поднялся со стула и стал запихивать револьвер то ли под куртку, то ли в карман, то ли за пояс. Обращаясь к Валерию, он опять что-то сказал по поводу слежки. Павел достал из ящика стола патроны, протянул их Освальду, который опустил их в карман куртки... Уходя, Освальд все твердил, что боится возвращаться в США, так как там его убьют, и грозился защищаться, если от него не отстанут".
И, наконец, последняя цитата:
"После ухода Освальда мы втроем остались в консульстве, чтобы обменяться впечатлениями об этом странном посетителе... Но хотя его приезд в Мексику и был расценен нами как некая блажь, МЫ РЕШИЛИ ВСЕ ЖЕ ДОЛОЖИТЬ В ОБЩИХ ЧЕРТАХ В ЦЕНТР (выделено мной - Ю. К.) о его посещениях".
Да ведь это следовало сделать с самого начала, еще после первого визита Освальда. Разве не так? О. Нечипоренко пишет, что это сообщение в Центр потом спасло их от многих неприятностей. Интересно, что самого полковника потом разные околоцереушные писатели объявили руководителем заговора против Кеннеди. Олег Михайлович пишет об этой коллизии не без юмора. Я тоже усмехнулся, подумав: "Вот бы ему не волейбольные увлечения приписать, а какой-нибудь биатлон, что ли... Или пускай бы руководитель заговора против Кеннеди был бы мастером спорта по стрельбе, ну, что-нибудь такое".
Впрочем, у нас же в запасе есть еще генерал. Об этом подробнее - в следующей части. Там, пожалуй, будет самое интересное.

Tags: История, КГБ, Ли Харви Освальд, СССР, Совершенно секретно
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments