jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Литературно-чекистская операция с белорусским орнаментом

На закате 60-х годов прошлого века (и на закате собственной жизни) белорусский литератор Илья Гурский взял да написал книгу под названием "Чужой хлеб". И не просто книгу, а целый роман-памфлет. Многостраничное произведение разоблачало "белорусских буржуазных националистов, окопавшихся на Западе" (в первую очередь, в США). "Что тут необычного?" - спросите вы. Да буквально все.
В советские времена идеологическая борьба велась всегда, то раскочегариваясь до неимоверности, то просто гудя ровным незамутненным пламенем. В большевистской печати беспощадно громились диссиденты, антисоветчики, перебежчики и прочие враги самого передового в мире строя. Но пропагандистские кампании не возникали сами по себе, они режиссировались специально подготовленными людьми. Даже у простой газетной статьи подобного направления имелся свой куратор. Что уж тут говорить о целой книге.
Конечно, несведущему советскому читателю могло показаться, что вот автору пришла соответствующая идея, он сел за стол и в неудержимом приступе вдохновения написал романец-памфлетец. Однако так мог подумать(даже тогда) лишь очень наивный читатель.
В конце 60-х годов прошлого века писатель Илья Гурский упорно трудился над своей размашистой эпопеей "Ветер века" (два здоровых кирпича почти в тысячу страниц, признаюсь, я одолел только первые полторы). Работы - непочатый край. И вдруг товарищ литератор забрасывает основной труд своей жизни и начинает строчить совсем на другую тему. Не будет никакой ошибки сегодня сказать, что подобный кульбит белорусский "инженер человеческих душ" мог совершить лишь по настойчивой просьбе одной могущественной трехбуквенной организации. "Илья Данилович, а не лягнуть ли нам, понимаешь, белнационалистов, гавкающих из Америки?" - "Давно пора".
И уж точно мы не ошибемся, если добавим, что, затевая очередную чекистскую операцию против ярых врагов советской власти, трехбуквенная организация не ограничилась бы только выпуском одной пропагандистской книги (пусть даже это целый роман-памфлет). Внимательно вглядевшись в призму времени, что мы видим? Мы видим, как 24 января 1968 года (в разгар сочинения романа "Чужой хлеб") одна активистка белорусского национального движения за рубежом (Янина Кохановская), живущая в США, пишет другой активистке белорусского национального движения (Наталье Арсеньевой), живущей в США, письмо:
"Сегодня прошло три недели, как исчез отец Адамовича, как говорят, "как в воду канул". Его ищет полиция, ищет FBI, но никаких следов найти не могут. Адамович уверен, что отец сам уйти не мог. Он был настолько слаб, что без палки ему было тяжело ходить, а тут палка, очки были на месте, не было только плаща, шляпы и ботинок (Адамович твердит, что отец сам уже обуться не мог)... Также двери, не имея ключа, он вынужден был бы оставить открытыми. Однако двери были на замке, а старик исчез...
Адамович всегда звонил отцу два раза на день: в 12 часов и в 2 часа. В тот день, когда старик пропал, Адамович разговаривал с ним в полдень, сказал, что вернется в 5 часов, а, придя домой, отца не застал. Все было в порядке, все двери закрыты. Только в прихожей горела лампочка. Одним словом - полная тайна".

Тут стоит добавить, что Антон Адамович, чей отец загадочно исчез в Нью-Йорке из собственной квартиры, - это еще один активист белорусского национального движения за рубежом, живший в США, общественный деятель, литературовед, историк, писатель. Пропавшего отца в итоге так и не нашли. Хлеб на чужбине - он, знаете ли, горький. Такая тоненькая ниточка пролегла в конце 60-х минувшего неспокойного века между Беларусью и США.


Белорусские школьники в американском Саут-Ривере. 60-е годы прошлого века.
Фото: Олег Гордиенко (Гугл).

Вы скажете: совпадение. Вы скажете: зачем было КГБ похищать престарелого человека? Если уж так сильно докучал советским властям Антон Адамович, не проще ли было его просто прихлопнуть. Зонтиком каким-нибудь болгарским уколоть на шумной нью-йоркской стрит-авеню? А вот не проще. Так эффективнее - нагнать ужаса на всю белорусскую общину. Вот вы, борцы с коммунизмом, свою жизнь не цените, а детки ваши, а беспомощные родственники... А? Да и какой азарт - проникнуть в запертую квартиру (все равно как стать персонажем крутейшего боевика), уйти оттуда, не оставив следов. Не у этих ли товарищей набирались опыта ребята, заглянувшие на огонек в Англии к Борису Березовскому? Или к белорусскому журналисту и общественному активисту Олегу Бебенину на его дачу под Минском?
Когда в наши дни новоиспеченные белорусские чекисты чего-то там клянутся у памятника Феликсу Эдмундовичу, по прозвищу "Железный", какие призраки маячат у них за спиной?


Tags: Беларусь, КГБ, история
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments