jurikan

Categories:

Юрий КОМЯГИН: Перевал Дятлова — тема литературы, кино, шифра и попытка разобраться

Да, в первой части публикации на эту тему речь шла о повести Олега Корякова «Хмурый Вангур» (см. https://jurikan.livejournal.com/368952.html). Сегодня - подробный разбор ситуации. 

Обложка журнала "Юность" № 9 — 1957. Именно в этом номере была напечатана повесть Олега Корякова "Хмурый Вангур". Фото: Гугл.
Обложка журнала "Юность" № 9 — 1957. Именно в этом номере была напечатана повесть Олега Корякова "Хмурый Вангур". Фото: Гугл.

Но прежде хочу привести несколько цитат из повести, которые не вошли в прошлый пост. Итак, цитата-1:

Юра помогал им не всегда: он выполнял дополнительное задание профессора по гамма-съемке[5] и часами вышагивал по тайге со своим «урманчиком» — так ласково окрестил он полевой радиометр «УР-4».

А вот цитата-2:

Задумавшись, Николай забрел в такую чащу, что невольно ощутил ее своими боками. Надо выбираться. Прикрывая лицо, он стал выдираться из еловых зарослей и… остановился, пораженный. Перед ним было старинное место мансийских жертвоприношений. На невысоких столбах стоял небольшой, чуть пошире собачьей будки, полуразвалившийся амбарчик. Дверь полуотваливалась и болталась на одной кожаной петле. Перед амбарчиком валялись оленьи рога и кости, ставшие уже не белыми, а буровато-серыми. На ветках вокруг висели истлевшие тряпицы.

И дальше (специально выделяю):

«С удивлением и интересом рассматривал Николай все это, и смутный страх начинал сковывать его тело.

Вдруг кто-то резко и сильно рванул его за плечо назад. За спиной стоял Куриков. Подбородок старика дрожал, глаза гневно сузились. Николай услышал хриплый, прерывающийся полушепот:

— Зачем святое место смотришь? Ходи отсюда. Нельзя!

— Да ты что?!

— Святое место. Нельзя! Ходи, ходи!

Куриков решительно потянул Николая, потом, ловко извернувшись в чащобе, начал его подталкивать». 

Переходим к цитате-3:

Они так и не поняли — растяжение или вывих. Идти Юра не мог. Щиколотка быстро опухала. Пушкарев вырубил палку и смастерил грубый костыль. Потом стал перекладывать ношу в один рюкзак. Камни, шлихи, фотопленка, палатка да разная мелочь. Он уложил сначала шлихи и камни, потом пленку.  Пушкарев вытащил палатку из чехла и ножом распластал ее пополам. В обоих кусках брезента он прорезал по отверстию — для головы.

И — не могу удержаться — цитата-4:

Василий топтался у небольших пеньков свежесрубленных деревьев, торопливо разгребая занесенную снегом кучу веток. 

Ну и чтобы уже завершить ТОП-5 цитат:Замолчав,

 Николай опять тяжело и сосредоточенно задумался. Одна из курток, лежавших около него, задымилась. Юра подскочил, схватил ее.

Ну все, хватит цитировать. Попробуем все это осмыслить. Пристально всматриваясь в первом цикле, касающемся литературы, кино и шифра, в рассказ московского писателя и журналиста Валерия Осипова «Неотправленное письмо», я удивлялся, каким удивительным образом пересекался литературный сюжет с дальнейшим походом группы Дятлова. Но в повести Олега Корякова пересечения не менее значительные. И смотрите, рассказ Осипова был опубликован в восьмом номере журнала «Юность» за 1957 год. А повесть Корякова - в девятом(!) номере за 1957 той же «Юности».

Это как вообще могло произойти? Объясняю. Журнал «Юность» стал выходить в 1955 году и сразу же сделался сверхпопулярным в СССР. И не только у молодежи, кому в первую очередь был предназначен. В 1957 году тираж издания превысил 200 тысяч экземпляров. В «Юности» работала сильная команда. Командовал здесь в ту пору Валентин Петрович Катаев, к тому времени уже классик советской литературы. И, добавим, весьма опытный редактор. Ну и в профильных отделах - поэзии, прозы - трудились профессионалы своего дела. В выборе материала для публикации редакция явно не испытывала дефицита. Многие литераторы - молодые и постарше - жаждали опубликоваться в популярном издании и, что называется, проснуться утром знаменитыми.

ОК, движемся к упомянутым мною произведениям. Вот на журнальных страницах появляется большой рассказ (или даже повесть) Валерия Осипова на геологическую тему. Ну, там поиски алмазов, кимберлитовая трубка, таежные костры, романтика, накал страстей, даже гибель отдельных персонажей. Просто замечательно (не гибель людей, конечно, а вообще тематика произведения). А в следующем номере журнала - опаньки! - повесть другого автора - и тоже с геологическим уклоном. Только здесь герои ищут не алмазы, а нужный стране титан. 

Так не бывает, ребята. В том плане, что «Юность» - не орган министерства геологии. Сбежки однотипных литературных произведений редакция просто не могла пропустить. Хотя бы в два-три номера должен был бы быть перерыв.

Хорошо, после рассказа Осипова в спешке поставили повесть Корякова. Но есть же выпускающий редактор, редактор отдела прозы, наконец, главный редактор. Кто-то из них обязательно воскликнул бы: братцы, а что это мы гоним подряд однотипные произведения? С какого бодуна?

Я мог бы понять, если бы к этому был бы какой-нибудь повод, скажем, геологи в СССР нашли что-то чрезвычайно важное по части полезных ископаемых, и это прогремело бы на весь мир. Или, допустим, прошел бы накануне пленум ЦК КПСС, на котором Хрущев заявил бы: только геологические изыскания резко продвинут нас к коммунизму. 

Так нет же, ничего подобного в ту пору не происходило. Я бы не удивился, если бы в нескольких номерах подряд печаталось бы что-то, посвященное космосу - тогдашняя супертема № 1. Однако - нет. С некоторой натяжкой сюда можно отнести опубликованную в «Юности» в 57-м фантастическую повесть Георгия Мартынова (кстати, родом из Гродно, земляк) «Планетный гость» - единственное за год произведение такого рода. 

Тут еще один момент. Осипов - коренной москвич, к 1957 году имел за плечами факультет журналистики МГУ и публикации во многих изданиях,  даже в центральном органе ЦК КПСС - газете «Правда». Частенько выезжал в командировки в Сибирь и в районы Крайнего Севера. Возраст (27 лет) позволял ему на страницах «Юности» представать в качестве молодого автора.

А с Коряковым такая картина. Родился в 1920 году, высшее образование получил тоже на факультете журналистики, только в Уральском государственном университете имени Горького. Во время войны командовал взводом курсантов в Свердловском пехотном училище (не там ли и Ортюков служил в ту пору?). Был ответственным секретарем газеты «Уральский рабочий». В общем, периодически заскакивать в редакцию «Юности» он не мог. Отправил рукопись и ждал результата. Повесть написана на добротном литературном уровне, но, честно говоря, в дрожь не бросает. Вполне могла бы еще несколько месяцев полежать в загашнике. Тем более, что Корякова охотно издавали в Свердловске, и к 1957 году он уже имел за плечами добрый десяток книжек.

Еще раз повторюсь, публикация в «Юности» в двух номерах подряд произведений, схожих по сюжету, это нечто по меньшей мере странное. 

Добро. Здесь мы попытались разобраться с литературной составляющей. А есть же еще в этой теме киношное направление, еще более захватывающее. Об этом - в следующей заключительной части.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic