jurikan

Categories:

Юрий КОМЯГИН: Перевал Дятлова — загадочные фразы из дневников

Читая и перечитывая дневники дятловцев, я время от времени выписывал оттуда отдельные фразы, ставя в конце вопросительные знаки. Сегодня я процитирую кое-что из выписанного. И попробую кое-где превратить знак вопроса в точку или хотя бы в многоточие. Начну с записи Людмилы (26 января, личный дневник):

Зинаида Колмогорова что-то записывает. Но это, кажется, не роковой поход с группой Дятлова. Фото: Гугл.
Зинаида Колмогорова что-то записывает. Но это, кажется, не роковой поход с группой Дятлова. Фото: Гугл.
После кино все очень устали и захотели спать.

Я поначалу здесь не затормозился. Посмотреть подряд три кинофильма - конечно, устанешь. Но потом, когда моя тетрадь с цитатами стала пополняться, я задумался. И к этой записи Людмилы мы еще вернемся. А теперь посмотрим, как Дубинина завершает запись от 26 января:

Настроение плохое и, наверное, будет еще два дня. Зла как черт.

Собственно, а с чего? Кажется, ничего такого суперплохого за первые дни похода не произошло. Да что там супер... Вообще ничего отрицательного не произошло. Наоборот. Снова поход, который захватывает и наполняет, как бы мы сказали сегодня, драйвом. Пока еще передвижение происходит на транспорте, о физической усталости речи не идет. Споры, песни, встречи с интересными людьми - все в кайф. Что случилось с настроением? И почему оно таковым останется (возможно) еще два дня. Не три, не пять, а примерно два. Что произойдет 28 или, к примеру, 29 января? Просто само собой устаканится?

Та же запись за 28 января:

Ребята возятся с печкой, пришивают полог из простыни. Кое-что сделав и кое-что не сделав, садимся ужинать.

Интересно, что именно сделали? Еще интереснее - что не сделали? 

И еще оттуда же:

Юрка, пролежав минуты две (возле печки - Ю. К.), не выдерживает и перебирается во второй отсек, при этом страшно проклиная и обвиняя нас в предательстве.

О чем это? Безобидная фраза, намекающая, что возле печки должны были спать девушки? Или нечто иное? Смотрите, какие эпитеты употреблены... «страшно проклиная», «предательство». Это как-то не очень похоже на возможный юмористический тон.

28 января, личный дневник З. Колмогоровой:

Уже давно пора выходить, а все еще копаются и копаются. Не понимаю, как можно так долго собираться.

Ведь действительно. Все в группе - опытные туристы, казалось бы, определенные процедуры доведены практически до автоматизма. Однако, задав вполне внятный (и здравый) вопрос, Зинаида не делает абсолютно никаких попыток на него ответить. Почему? Кстати, в личном дневнике Люды читаем (запись за 28 января):

Собирались долго: мазали лыжи, подгоняли крепления.

Снова дневник Колмогоровой - запись за 28 января:

Сашка Колеватов испытывал свое приспособление и бросил.

Что это такое? Видимо, те самые туристские сани, о которых упоминает боевой листок группы «Вечерний Отортен». А если нет? Если что-то другое? Колмогорова могла бы написать по-простому: сани. А тут - некое приспособление.

И еще один нюанс из дневника Зины:

Игорь весь вечер хамил. Я просто не узнавала его. Пришлось спать на дровах у печки.

Хамил - просто глупо острил, как отмечала сама Зина? Колмогорова и Дятлов имели за плечами несколько совместных походов и, кажется, никаких таких нюансов не возникало. Что произошло в последней экспедиции? Примешались какие-то личные мотивы? Или имело место быть нечто другое? Слово «хамил» из дневника Зины можно воспринять как, допустим, делал замечания, но в неприемлемой, скажем так, форме. Какие замечания? Об этом - чуть ниже.

Снова - дневник Зины, запись за 29 января:

Мы пилили дрова с Юркой.

Запомним эту фразу, мы к ней еще вернемся. И новая зарубка - 30 января, дневник неизвестного (предположительно дневник Игоря Дятлова):

Люда быстро отработалась, села у костра.

Так-так-так. А дальше в этой же записи еще более интересно:

Закон таков: пока не кончится вся работа, к костру не подходить. И вот они долго спорили, кому зашивать палатку. Наконец, К. Тибо не выдержал, взял иголку. Люда так и осталась сидеть. А мы шили дыры (а их было так много, что работы хватало на всех, за исключением двух дежурных и Люды). Ребята страшно возмущены.

Но загадки в записи неизвестного на этом не заканчиваются:

Сегодня день рождения Саши Колеватова. Поздравляем, дарим мандарин, который он тут же делит на 8 частей (Люда ушла в палатку и больше не выходила до конца ужина). 

Начну комментировать с последнего абзаца. Насчет того, что Колеватова перепутали здесь с Золотаревым, я в курсе. Может быть. Скорее всего. Однако ни Колеватов, ни Золотарев (я в этом уверен) не оставили бы Люду без дольки мандарина. Ушла в палатку - и что? Палатка где - за 10 км? Абсолютно какая-то невероятная ситуация. Ушла в палатку - ну, пусть там и сидит, а мы тут без нее фрукт будем затаптывать. Это не просто не по-джентльменски, вообще никак.

Движемся по восходящей. Не понимаю, почему зашивание палатки вызвало у дятловцев такие споры. Ты - в походе, в который отправился добровольно. Ликвидировать дырки в палатке - значит, сделать ночевку более комфортной. Для себя и для своих товарищей. Ну, понятно, что ты устал после дня движения на лыжах, но не настолько, чтобы падать без сил. 

Тем более, что зашивать можно по очереди. Иглы-то для брезента нужны были специальные. Их что, хватало на всех? Почему Люда так настойчиво стала отказываться от работы? Противопоставлять себя всем остальным? Зачем? С какой целью? Однако дневник неизвестного нам сообщает, что Люда уже «отработалась». А что она делала до того, как ушла в палатку? Обратим внимание на употребленный глагол - «отработалась». То есть, сделала все, что от нее требовалось? 

А вообще, какие занятия ждали туристов при остановке на ночлег? Поставить палатку, разжечь костер, затопить печку, приготовить ужин, вымыть посуду. Лыжи, какой-нибудь мелкий ремонт - пришить пуговицу... переложить вещи в рюкзаке. Даже с учетом усталости, не такая большая нагрузка. Отчего же такой шум-гам с зашиванием палатки?

Поднимаемся по списку. Пилка дров Зины с Юрой (Дорошенко или Кривонищенко). А почему именно такой дуэт в этом нужном деле? Остальные ребята где? Я, конечно, понимаю, что это не лесоповал и почему бы собственно на свежем морозце не распилить чурбачок-другой. Но я не могу представить себе такую картинку, когда Зина пилит, а Игорь Дятлов стоит сбоку и, прищурившись, говорит: ты не так пилу держишь, води аккуратнее, зубья не сломай. Тогда что получается? Может, в этот момент Игорь и другие дятловцы тоже были чем-то заняты?

Кстати, об Игоре. Помните запись Зины насчет «хамил»? И мое предположение, что, возможно, Дятлов распекал девушку за что-то не так сделанное? Понятно, не за пилку дров. Тогда за что?

А теперь я предлагаю всем, кто нашел в себе силы добраться до этого момента, на мгновение оторваться от текста, может быть, зажмурить глаза и представить вывод, к которому я пришел, исходя из всего вышесказанного. 

Вывод такой. Дятловцы не просто двигались на лыжах. Они при этом выполняли какую-то важную и трудоемкую работу. Которая, как я думаю, не прекращалась даже на стоянках. Вот почему они так выматывались. Вот почему, например, Зина занята совсем не женским занятием - распиловкой дров. Остальные участники похода в этот момент выполняют что-то такое, что нельзя бросить и заменить девушку. Вот почему Люда «отработалась». 

Сделала все-все-все и ушла, обессиленная, в палатку. «Саша Колеватов» (Семен Золотарев) не понес ей дольку мандарина, чтобы не тревожить. И слово «усталость», которое впервые попало на бумагу после просмотра кино... Может именно тогда все начиналось.

Чем занимались дятловцы по дороге помимо, собственно, похода? Пока это вопрос для меня. Пока...


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic