jurikan

Category:

Юрий КОМЯГИН: Перевал Дятлова — еще об ассортименте продуктов (2)

Начало см. https://jurikan.livejournal.com/334924.html

Какие вообще упоминания о еде, о продуктах есть в дневниках дятловцев? Вот первая запись на эту тему. Сделана 23 января в общем дневнике группы З. Колмогоровой:

...все лихорадочно суют в рюкзаки всякие овсянки, банки, тушенки. Завхоз стоит и смотрит, чтоб все у всех вошло.

Ну, это просто классика жанра: каша, тушенка, другие консервы. Интересно, что было в банках?

Уральская зима. Фото: Гугл.
Уральская зима. Фото: Гугл.

В этот же день в общем дневнике появляется еще одна запись о продуктах — о соли:

«Соль забыли. — 3 кг».

И датированная этим же днем такая запись:

Где Дорошенко, почему не забирает 20 пачек?

Здесь речь идет по всей видимости о еде, но о чем конкретно? Какие-то концентраты?

24 января в общем дневнике появляется запись Ю. Юдина:

Песни, ревизия, Дубинина под сидением, чеснок с хлебом без воды и мы около 12-00 прибыли в Ивдель.

В этот же день в дневнике Л. Дубининой видим:

 Ребята прошпыняли завхоза, т. е. меня, обвиняли в скупости и жадности. Но, увы, столовая на сей раз для нас большая роскошь. 

И здесь же, сразу вслед за предложением о столовой:

Произошел один небольшой казус — Юрку К. забрали в милицию, обвиняя его в обмане. Наш Юра вздумал пройтись с шапкой вокруг вокзала, причем с исполнением какой-то песни. Юрку пришлось выручать

Людмила не расшифровывает, в чем состоял «небольшой казус», не пишет, что Кривонищенко хотел таким шутливым образом собрать денег на конфеты.  Получается, сладости (кроме сахара) не входили в рацион туристов. Мне кажется, что шоколад и какие-нибудь карамельки должны были быть хотя бы в небольшом количестве.

25 января в общем дневнике группы читаем запись А. Колеватова:

Наши пятки мелькали далеко позади автобуса, а разрыв все более увеличивался. Перспектива шагать тридцать км. по шоссе без завтрака и обеда уже представлялась вполне реальной, как вдруг… 

Это то самое странное происшествие с автобусом, когда транспортное средство едва не укатило без туристов (я над этой темой уже размышлял).

Тем же днем помечено еще одно упоминание еды:

После обеда, который прошел в теплой «дружественной обстановке», переселились в «гостиницу», являет собой обычную избу на три окошка... Сходили в кино, оставив «домовничать» Дорошенко и Колеватова.

А что произошло с завтраком? Отменили? Решили сделать более плотным обед?

25 января, дневник Л. Дубининой:

С Юркой сегодня дежурные. Решили варить на плите лапшу. Но очень трудно было накалить печку такими сырыми дровами, поэтому ушла на это масса времени. Наконец-то стали есть.

Подождите, так «домовничать» же были оставлены Дорошенко и Колеватов. 

25 января З. Колмогорова буквально одним предложением касается происшествия с участием Кривонищенко. «Было смешно», — отмечает она, темы сладостей в походе не касаясь.

26 января, общий дневник группы, запись сделана Ю. Кривонищенко:

 Варить утром не стали, дрова сырые, вечером пока сварили часов 6 прошло. Завтракать пошли в столовую, закрепились гуляшом «по-столовски» и чаем.

Здесь же его запись:

Сварили дежурные обед, мы поели и теперь отдыхаем...

26 января, дневник З. Колмогоровой:

Спали на кроватях. Встали поздно, поздно. Мы с Рустиком дежурные. Пошли в столовую.

Поход в столовую буквально через несколько дней после того, как Людмила категорически заявила, что столовая им не по карману — событие воистину загадочное. Что произошло? Рассказывая в одной из прошлых публикаций об этом случае (см. https://jurikan.livejournal.com/332344.html), я предположил, что у дятловцев к моменту прибытия в Вижай (и даже, возможно, раньше) попросту закончились продукты. Моя догадка вскоре нашла свое подтверждение. Движемся дальше.

27 января, общий дневник группы, запись сделана Ю. Дорошенко:

Предварительно купили 4 булки хлеба. Мягкий теплый хлеб - 2 штуки съели. Лошадь идет медленно. 

27 января хлеб мог быть куплен только в поселке лесозаготовителей. Получается, что там имелась своя пекарня. Но дятловцы об этом ничего не пишут. И тут продовольственную тему подхватывает допрошенный 6 марта начальник 1-го лесоучастка энерголескомбината Георгий Иванович Ряжнев. Вот важные цитаты из протокола:

В 41 квартале группа туристов из Свердловского политехнического института в составе 10 человек — 8 мужчин и женщин 2, прибыли на автомашине 26 января 1959 года примерно в 7-8 часов вечера. Все они прожили в 41 квартале 2 дня, т. е. 26 и 27 января. Ночевали в нашем бараке 2 ночи. В имеющемся у нас магазине они закупили какие-то продукты.

Какие именно продукты были закуплены, свидетель Ряжнев не уточняет, но вероятнее всего не только 4 буханки хлеба. А мы про себя отметим, что в 41-м квартале была в наличии пекарня (привезенный откуда-то, допустим, из Вижая или Ивделя хлеб уже не был бы мягким и теплым), и работал магазин, торговавший продуктами. Зачем дятловцам отовариваться здесь? Только для того, чтобы пополнить запасы. Интересно, что они покупали и сколько денег потратили? Откуда дополнительные финансы взялись? 

Добавлю, что не могло быть так, чтобы туристы взяли в Свердловске продуктов поменьше, рассчитывая на магазин на краю цивилизации. Торговая точка могла оказаться закрытой, не с тем ассортиментом товаров, что нужны в походе. И опять же — деньги, которых было в обрез в самом начале пути и которые по дороге нигде не могли пополняться. 

В протоколе допроса Ряжнева есть еще одна важная деталь:

Когда туристы находились в 41 квартале, то вели себя очень хорошо, пели, танцевали с рабочими. Мастеру Венедиктову Евгению Петровичу они подарили художественную книгу и Тутинкову Анатолию тоже что-то подарили.

Танцевали с рабочими, понятно, Люда и Зина. А с туристами, возможно, две вольнонаемные женщины, которых упоминает в своем дневнике Дубинина. Казалось бы, вечер с танцами для девушек из УПИ — событие, достойное внесения в дневники. Но нет. В дневнике Людмилы — лишь такая запись:

Вообще мне нравятся эти ребята. Большая разница между ними, окончившими институт Рустиком, Колей, Юрой, и нами. Все-таки у них суждения наиболее зрелые и умнее гораздо наших. Господи, я уже вообще не говорю о своих. После кино все очень устали и захотели спать. С Зиной расположились на кровати с панцирной сеткой. 

А теперь насчет подарков, о которых свидетельствует Ряжнев. Интересно, правда? В сложном походе, где каждый лишний грамм веса ощутимо давит на плечи, туристы имеют в своем багаже и художественную книгу, и еще что-то похожее, допустим, еще одну художественную книгу, которые легко отдаются. Почему подарки были сделаны именно этим людям? Почему об этом в дневниках — ни слова? Ладно, оставим пока это, вернемся к еде.

30 января, дневник неизвестного:

Около 2-х часов останавливаемся на обед - привал. Корейка, горсть сухарей, сахар, чеснок, кофе, запасенное еще утром - вот наш обед.

Что означает «кофе, запасенное еще утром»? То есть, напиток сделан еще утром и дожидается обеда? Но к тому времени он станет ледяным или вообще замерзнет. Его что, грызть что ли? Почему сахар обозначен отдельной позицией? Выполняет роль конфет?

И здесь же:

Сегодня день рождения Саши Колеватова. Поздравляем, дарим мандарин, который он тут же делит на 8 частей.

Вот и все «продовольственные» упоминания. Есть еще в дневнике Ю. Юдина запись,  что в пос. Вижай можно купить продукты. Кстати, клуб, гостиница, столовая, видимо, аптека в Вижае потому, что здесь в тот период находится местное лаготделение из системы Ивдельлага — все очень просто, а я было заморочился этим вопросом. Ну, кажется,  ничего не пропущено. А теперь попробую в эту реальность погрузиться. 

Еда — важная составляющая часть любого похода. Плюс советская эпоха с ее дефицитами. Легко ли было затовариться тем набором продуктов, что имелся у дятловцев? Может, что-то доставалось по знакомству? А что-то в столе заказов по записке из спортклуба? Может, в этот раз все необходимые закупки прошли на «ура», а в прошлом походе пришлось повозиться? Или наоборот? 

Ни слова — о кофе и чае. Чего о них писать или... тут нечто другое? Хороший чай и хороший кофе всегда были в Советском Союзе дефицитом. Ну, черканите про них хотя бы пару строчек, типа, сидим у костра и пьем замечательный индийский чай, который окрашивает наш поход в еще более яркие тона. Или наоборот. Чай на этот раз попался на редкость отвратительный, пьем и плюемся. 

Как еда готовилась? Я понимаю, что на костре. Может, были какие-то особенности. Кто кухарничал? Каждый по очереди? А качество продуктов устраивало? Может, из овсянки и тушенки делалось что-то изысканное? Или наоборот — едой особенно не заморачивались, сухарь, чеснок, корейка — и нормально? Почему в дневниках так скупо говорится об этой стороне похода? Эти вопросы можно множить и множить.

Но вернемся к книгам, подаренным туристами лесозаготовителям (допустим, что вторым подарком тоже была книга, это не столь важно). Жизнь в медвежьем углу 41 квартала достаточно монотонная и однообразная. И тут туристы, разговоры, песни, танцы, кино, подарки. Это запоминается.

Смотрите, какая интересная штука получается. Отмотаем чуток пленку назад. Группа Дятлова грузится в поезд в Свердловске, до глубокой ночи распевает веселые песни, наверняка каким-то пассажирам хорошо врезается в память. На следующее утро происходит небольшой казус с песней, которую зачем-то затянул Юрий Кривонищенко в сонной вокзальной тишине. Нарушение порядка тут же пресекает милицейский сержант. Еще один конфликт, на этот раз в поезде, тоже заканчивается вмешательством милиционера. Затем неугомонный Кривонищенко уже на другом вокзале устраивает небольшой казус со сбором денег на конфеты. Серов, Ивдель, Вижай, наконец, поселок 41-го квартала, где обоюдная приязнь даже выливается во вручение презентов некоторым лесозаготовителям.

Такое поведение дятловцев мне показалось нарочитым. Словно участники похода хотели запомниться: мол, обратите внимание, это группа под руководством Игоря Дятлова выехала из Свердловска в Серов, потом направилась в Ивдель и т. д. согласно утвержденного маршрута.  Вот сами туристы, вот лыжи, рюкзаки, боевые песни и веселый смех... Что могли маскировать дятловцы (точнее, настоящие руководители похода) подобным образом? То, что в какой-то момент их реальный маршрут плавно изменился. Или что из Свердловска в сторону Серова действительно выехала некая группа, но в другом составе. Возможно, другим поездом. Или самолетом. Малая авиация тогда успешно развивалась, и даже в Ивделе был свой аэродром.

Я придерживаюсь мысли, что у ГП, кроме туристической, имелась другая, основная цель — не туристическая. Опираясь на данную версию, могу предположить, что по ходу движения дятловцы регулярно снабжались продуктами. В Вижае, вполне возможно, произошла накладка, вот и пришлось воспользоваться местной столовой. Да еще потом подзатовариться в магазине в 41-м квартале. 

Тогда становится понятным, почему столь невыразительна гастрономическая тема в дневниках дятловцев. Одно дело, когда ты сам подбираешь продукты, ходишь по магазинам, толпишься в очередях. И совершенно другое, если тебе приходит паек, организованный не слишком опытной рукой. Например, присылка вареной колбасы у тебя, проверенного походника, вызывает лишь досаду. А отсутствие шоколада — еще большую досаду.

Поэтому, возможно, что лабаз соорудили для маскировки гибели группы. Либо продукты предназначались для дятловцев, но так им и не достались. 


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic