jurikan

Category:

Юрий КОМЯГИН: Прокурор Швед, минское метро действительно взорвали Коновалов и Ковалев?

Давеча листал свои старые блокноты и в одном из них наткнулся на выписки из стенограммы пресс-конференции еще из 2011 года, посвященной итогам расследования теракта в минском метро. Эти записи очень интересно читать сегодня, когда у белорусов исчезли многие иллюзии. 

Прокурор Швед в далеком 2011 году. Фото: Гугл.
Прокурор Швед в далеком 2011 году. Фото: Гугл.

Иллюзии по поводу профессиональности и непредвзятости работы милиции. Иллюзии насчет того, что КГБ РБ действительно стоит на защите национальных интересов Беларуси. Иллюзии касаемо значимости и беспристрастности роли белорусской прокуратуры в нашей повседневной жизни. Иллюзии вокруг белорусского суда. Вот с учетом этого развеявшегося тумана я и прочитал нынче те старые записи. Например, прокурор Швед (тогда еще не генеральный) сказал следующее:

Если говорить о планировании следственных действий, отрабатывались десятки версий.

Это, интересно, какие же версии отрабатывались, кроме Коновалова и Ковалева? Назовите хотя бы парочку. Прокурор Швед скромно эти версии обходит. Не конкретизирует. Говорит дальше следующее:

В рамках отработки этих версий проверялись сотни, может, даже и тысячи, их никто не считал, лиц, которые тем или иным образом когда-либо соприкасались с осужденными Коноваловым и Ковалевым.

Ох, красивая фраза! Просто замечательная. Как это — никто не считал? И что за лица, которые соприкасались с осужденными Коноваловым и Ковалевым? В детском саду соприкасались — таких тоже проверяли? В общем, здесь прокурор Швед понес какую-то невнятную пургу. Цитируем прокурорского дальше:

Чтобы вы представляли себе объемы и масштабы этой работы, могу сказать для сведения: в кратчайшие сроки, буквально в период за 2-3 недели, может быть, месяц, были проверены все контакты, когда-либо зафиксированные в период пользования Коноваловым и Ковалевым телефонной мобильной связью. Это более 1000 (тысячи! — Ю. К.) человек. Начиная с того момента, когда впервые у них появились телефоны мобильной связи.

Здесь прервем словоохотливого прокурора. Больше тысячи человек контактировали с обозначенными террористами. Кто эти люди? О чем с ним беседовали Ки К? Откуда такая невероятно активная коммуникабельность? Тов. Швед в подробности не углубляется и продолжает:

По памяти, но могу ошибиться: Коновалов — это порядка 1600 человек, Ковалев — примерно около 1000.

Подождите, прокурор Швед чуть раньше говорил о «более 1000». А здесь путем простейшего арифметического сложения получается примерно две с половиной тысячи. То есть, более 1000 — это на самом дело около 2500. По логике прокурора, да. Какие-то своеобразные отношения у тов. Шведа с математикой. И вот чем он заканчивает свой спич:

Каждое из этих лиц (из примерно 2500 — Ю. К.), которое когда-либо имело какое-либо соединение, контакт, вы представляете объем работы — более 2000 человек (ага, это уже ближе к примерно 2500, горячее, горячее — Ю. К.), каждый из них был отработан органами внутренних дел, сотрудниками КГБ. 

И тут же (тот же вышеозначенный Швед):

При исследовании контактов Коновалова опрошено более двух сот человек.

Подождите, а куда подевалось «порядка» 1400? Какая-то странная ахинея присутствовала в голове у прокурора Шведа в 2011 году. Может, потому, что еще до взрыва в метро было известно, что отвечать за это дело придется К и К, и Швед просто болтал всякую чушь, лишь бы болтать?

На пресс-конференции, о которой идет речь, прозвучал следующий вопрос:

В Интернете гуляет информация, что Коновалову во время суда давали транквилизаторы. Как вы это прокомментируете, и каково вообще было его физическое состояние, контролировалось ли оно во время суда?

На вопрос ответил тогдашний первый заместитель председателя белорусского КГБ генерал Вегера. И его ответ я тоже записал:

Начну с того, что К и К содержались в СИЗО КГБ. Я могу вам следующую информацию довести. Во-первых, они содержались в камерах с другими лицами (гэбэшный генерал деликатно не уточняет, что с подсадными — Ю. К.), а не в одиночке. Во-вторых, с точки обеспечения их безопасности были приняты беспрецедентные меры. Для того, чтобы не допускать их возможного отравления пищей, ее доставляли в опечатанных термосах. Одежда, которая передавалась им в СИЗО, во избежание возможного заражения или отравления, вся полностью простирывалась и проходила термическую обработку. То есть забота шла достаточно серьезная.

Тут прочитаешь — и ахнешь. Кто мог отравить еду в СИЗО КГБ? Только тот, кто левой ногой открывал двери в то самое СИЗО. Ничья фамилия вам на ум не приходит? Например, на букву Ш? А кто мог нанести яд на одежду, передаваемую в СИЗО КГБ? Причем такой, весьма специфический яд, который даже через определенное время сохранял свои смертельные свойства? Очевидно, только тот, кто имел к подобным ядом свободный доступ. Ничья фамилия вам на ум не приходит? Например, на букву Ш?

Гэбэшный чин здесь явно проговорился. В силу, скажем так, специфики гэбэшного мышления. Хотел сказать об одном, а случайно озвучил другое. Дело К и К практически до конца болталось на тонкой ниточке. На признаниях обоих фигурантов. А поменяй К и К позицию — что бы осталось в сухом остатке? 

Ковалев на суде таки поменял. И Коновалов в какой-то момент мог бы поступить подобным образом. В такой ситуации и пригодились бы штаны с рицином: человека нет, а показания, данные им ранее, остались — и полный ажур. Тут некоторые товарищи, видимо, до самого окончания суда на горячих угольках подпрыгивали, косясь на Коновалова. Но для них все обошлось. Пока.

Вот, тов. Швед, какие образы навеяли мне старые записи. А ведь вы могли бы поставить сейчас окончательную точку в этом запутанном деле, высокий пост позволяет. Улавливаете мою мысль?


promo jurikan сентябрь 4, 2017 12:05 3
Buy for 10 tokens
В 1901 году в семье Коноваловых в селе Хрущево нынешней Орловской области произошло радостное событие - на свет появился мальчик, которого нарекли Алексеем. Вот о нем и пойдет речь в сегодняшней публикации. Алексей Андрианович Коновалов прожил, как раньше любили писать, яркую, насыщенную событиями…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.