jurikan

Categories:

Юрий КОМЯГИН: Дневники дятловцев - увеличиваем глубину погружения. Часть 4

Итак, подытожим день 24 января. Прибыв в Серов, дятловцы сразу же оказались втянутыми здесь в конфликтную ситуацию. Юрий Кривонищенко (по версии общего дневника группы) на подходе к вокзалу затянул песню и был сразу же остановлен бдительным сержантом милиции, которому данное действо показалось нарушением порядка. 

Дорога железная, как ниточка тянется... Фото: Гугл.
Дорога железная, как ниточка тянется... Фото: Гугл.

И ведь действительно так. В общем дневнике группы указано время приезда в Серов — 7. 00.  Для февраля — это все еще полная ночь, и обстановка на вокзале вполне себе ночная, то есть сонная. В зале ожидания тихо. Большинство пассажиров — в состоянии легкой дремоты. И тут — ни с того, ни сего — Кривонищенко затягивает песню. Зачем? Причем, если тут сразу же появился дежурный милиционер, значит, скорее всего, Кривонищенко его видел.

И в те годы, и теперь простые граждане всякого рода сотрудников милиции-полиции стараются обминуть быстро и, по возможности, бесшумно. На всякий случай. А здесь сержанта явно провоцировали. Он и ответил естественным образом, в результате чего дятловцы на вокзал не попали. 

Но есть еще один вариант событий того зимнего утра. Все тот же Кривонищенко устроил нечто, сегодня названное бы флэш-мобом. Взял шапку и пошел по вокзалу, собирая медяки у пассажиров на конфеты. При этом, опять же, не молча, а с попутным исполнением какой-то песни. При этом Кривонищенко не мог не понимать, что при тогдашних нравах это чревато для него некоторыми неприятностями. Так и произошло. Собственно, даже и сегодня при схожей ситуации к человеку, который дурачится на каком-либо российском вокзале, обязательно подошел бы полицейский патруль для выяснения.

Если Кривонищенко все это прекрасно понимал, то что тогда означало его поведение в Серове? Я еще вернусь к этому, а пока снова заглянем в дневники дятловцев, ведь уже наступил вечер 24 января. Сначала — общий дневник группы, запись от 24 января:

В вагоне какой-то еще молодой алкоголик требовал у нас поллитру и заявлял, что мы ее стянули у него из кармана. История снова закончилась, второй раз в этот день, вмешательством милиционера. Диспут-беседа о любви по провокации З. Колмогоровой. Песни, ревизия, Дубинина под сиденьем, чеснок с хлебом без воды, и мы около 12. 00 прибыли в Ивдель. Большой зал ожидания. Полная свобода действий. По очереди дежурили всю ночь. Автобус на Вижай выйдет рано утром.

Тот же день — запись в дневнике Людмилы Дубининой:

В поезде во все горло орали песни под мандолину да и просто так. Затем вдруг пристал к ребятам один молодой алкоголик, который обвинял их в краже бутылки водки. Требовал ее возврата и обещал надавать в зубы. В конце концов, ничего не доказав и не получив, он умотался.

Из дневника Зины Колмогоровой (запись от 25 января):

Ночью, часов в 12 ночи, были в Ивделе, ночевали на вокзале, расстелив на полу палатку. Да, мы уже 2 раза были замечены милицией. Один раз в отделение милиции забрали Юрку Крив., он хотел собрать деньги на конфеты. Было смешно. А потом в поезде Серов-Ивдель доехали до Ивделя, переночевали на вокзале, сели утром на автобус, доехали до какой-то гостиницы в Ивделе.

Смотрите, Люда Дубинина ехала под сиденьем. Потому что зайцем. Потому что в деньгах, получается, группа была ограничена. И снова я вспоминаю запись  в дневнике самой Дубининой, что накануне выезда из Свердловска она потратила 200 рублей на покупку батиста, который в походе вроде как совсем не требовался. Кстати, почему именно Люду засунули под сиденье? Была меньше ростом и поэтому помещалась там?

Теперь об инциденте в поезде с неким алкоголиком, привязавшимся к туристам. Он один, а его вероятных обидчиков — почти два десятка крепких парней. Отчего выпивоха так смел? Может, уже выпил и ему море по колено? Так или иначе, но конфликт доходит до милиции. 

Откуда правоохранитель в поезде? Видимо, он сопровождает состав в качестве сотрудника ЛОВД. Каким образом разрешил ситуацию милиционер? Пригрозил выпивохе ссадить его на ближайшей станции? Или еще как-то? Хотя, повторюсь, дятловцам и блиновцам было совершенно под силу вывести назойливого приставалу, например, в другой вагон — даже не бить его коллективом.

И Зина Колмогорова в своем дневнике констатирует, что за один день они уже два раза сталкивались с милицией. Так получилось? Нет, вовсе нет. Предполагаю, что и утренний эпизод на вокзале в Серове, и раздутый конфликт в поезде на Ивдель, и засовывание Люды под сиденье (ведь наверняка эту сценку видел кто-то из посторонних) были разыгранными спектаклями. Уж как-то неестественно все это выглядит.

Вы спросите, для чего это делалось? Здесь, пожалуй, есть один вразумительный ответ. Думаю, что дятловцы таким образом хотели запомниться. Если кто-то вдруг потом начнет интересоваться их маршрутом. Вот мы ехали в поезде из Свердловска и до позднего вечера горланили песни. Вот мы устроили потешный сбор денег на вокзале в Серове. Вот мы никак не могли отвязаться от назойливого алконавта в поезде на Ивдель и даже позвали на помощь милиционера. Кто «мы»? Да группа туристов под руководством Игоря Дятлова.

И на этом фоне, чуть позже или скорее параллельно, двигалась другая группа (скажем так) условных туристов, которая должна была проскочить незаметно. Двигалась тихо, без каких-либо песен, без жарких споров о любви и поцелуях, без игры на мандолине.  Вот ее-то дятловцы и маскировали своим шумным поведением. Подробнее об этом — в следующих публикациях.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic