jurikan

Categories:

Юрий КОМЯГИН: Как арестовывали любимца Сталина Николая Вознесенского

Про Николая Алексеевича нынче написано много. Ну, как же, исторический персонаж. Член Политбюро ЦК ВКП(б). Академик АН СССР. Лауреат Сталинской премии. Председатель Госплана. И главное, как говаривали, любимчик Сталина и даже его вероятный преемник. Но барская любовь изменчива. Как сообщает нам информированная Википедия, 

Николай Вознесенский и... Ой, ну... В общем, Сам. Фото: Гугл.
Николай Вознесенский и... Ой, ну... В общем, Сам. Фото: Гугл.
В марте 1949 в связи с «Ленинградским делом»  снят со всех постов, 7 марта снят с поста заместителя председателя Совета министров СССР и выведен из состава Политбюро ЦК, в сентябре этого же года опросом исключён из состава ЦК ВКП(б). 27 октября 1949 арестован, ночью 30 сентября 1950 осуждён к исключительной мере наказания по «Ленинградскому делу». Через час после вынесения приговора был расстрелян.

Это самое «Ленинградское дело» до сих пор покрыто мраком тайны. Что удивительно, нам даже сегодня пытаются впярить сочиненную тогда же нелепую версию о том, что высокопоставленные коммунистические чиновники хотели организовать в Ленинграде какую-то оптовую ярмарку. Хотели даже якобы создать отдельную коммунистическую партию РСФСР.

Слушайте, почему нет? То есть, почему, собственно, не провести в Питере ту самую ярмарку? Почему, если уж на то пошло, не склепать новое коммунистическое подразделение? Во всех республиках Советского Союза существовали свои компартии, например, КПУ — компартия Украины, а в РСФСР — нет. Непорядок. Тут такое дышло  — поворачивай куда хочешь. 

Однако более чем странным было бы представлять, что вот часть большевистских вождей (самостоятельно, без одобрения сверху) ночами не спала, только и думала, как какую-то ярмарку в Ленинграде провести. Балаган, да и только...

Конечно, мы прекрасно понимаем, что «Ленинградское дело» возникло совершенно по другой причине. Выходцы из Ленинграда, отличившиеся во время Великой Отечественной, принимавшие тогда жесткие решения и не боявшиеся брать на себя ответственность, видимо, осмелились возражать Самому, что третья мировая война, которую затевал Хозяин, штука такая... обоюдоострая. И Николай Алексеевич, вероятно, (судя по конечному результату) присоединился к этой группе скептиков. 

Мой отец в 50-е и 60-е годы прошлого века выписывал газету «Известия» (знаменитый аджубеевский период) и вырезал оттуда понравившиеся материалы.Накопилась таким образом целая папка. Здесь я и обнаружил статью Г. Петровичева «Клятву сдержал». Материал посвящался 60-летию со дня рождения Вознесенского. Поскольку Николай Алексеевич родился 1 декабря 1903 года, то публикация имела место быть под занавес 1963 года. Удивительно, но в этой статье я наткнулся на весьма любопытные подробности. Читаем:

Глубокой осенью 1949 года, в один из дней, когда Вознесенский, устав от напряженной работы над книгой...

Тут прервемся на секунду. Николай Вознесенский, будучи еще в марте 1949 снят со всех постов, продолжал уже в качестве безработного трудиться над книгой «Политическая экономия коммунизма». Семь с лишним месяцев дал Сталин своему бывшему любимцу на то, чтобы тот осознал свою ошибку и присоединился к кочегарам мировой революции. Но тот не внял. И в октябре 1949 наступила развязка. Продолжаем цитировать «Известия»:

...устав от напряженной работы над книгой, лежал на диване, в передней раздался звонок. Вошли двое военных. Один из пришедших, войдя в комнату, сел за письменный стол Вознесенского и начал выбрасывать содержимое ящиков на пол. С нескрываемым пренебрежением швырнул он на пол записные книжки Вознесенского, а также его ордена и медали. Разделавшись с ящиками стола, человек встал и подошел к столику, где около пишущей машинки лежала рукопись книги «Политическая экономия коммунизма» Взяв ее в руки, он стал просматривать ее и по листкам бросать на пол.

Ниже автор статьи резюмирует:

Вознесенский погиб в результате произвола и беззаконий. Рукопись его книги была конфискована и исчезла.

Итак, арестовывали бывшего члена Политбюро два человека. Возможно, кто-то стоял на лестничной площадке, наверняка водитель спецавто остался за рулем. Однако в квартире Вознесенского находились лишь двое. В материале «Известий» они обозначены как двое военных. Почему военных, а не чекистов? Обратим внимание, что в статье нет стандартного плевка в адрес Берии. Так, может быть, Вознесенского арестовывали не сотрудники МГБ, а представители какой-то другой советской спецслужбы? 

Обратим также внимание, какой антураж сопутствует изъятию врага народа. Старший в арестном дуэте (а в каком он звании? явно не лейтенант, а повыше...) ничего не фиксирует в протоколе, а лишь швыряет на пол бумаги, принадлежавшие Вознесенскому. К чему такая показушная свирепость, явно запланированная заранее? У «врага народа» не интересуются, есть ли у него оружие, антисоветские материалы...                                                                                                                                                                                     

Наконец, куда пропала рукопись незаконченной книги Вознесенского? Почему ее не приобщили к делу в качестве вещественного доказательства? Автору запросто можно было бы приписать любую крамолу, обвинив в правом уклоне. Или в левом. Или в право-левацком, в каком угодно. Может, Вознесенский в своей последней работе пытался доказать, что СССР попросту не потянет новой войнушки. Экономика не позволит...

Повторюсь, в некоторых советских публикациях можно порой наткнуться на крайне интересные вещи. Надо только умело использовать советскую же методу — внимательно читать между строк.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic