jurikan

Categories:

Юрий КОМЯГИН: Как нынче в Беларуси расстреливают приговоренных к смерти? Утверждается, что гуманно.

Раньше-то было как? Набирается этих гавриков пять-шесть человек, такая малая расстрельная партия. Ладно. Грузят смертничков в авто (по всей видимости, в микроавтобус) ночью (обязательно ночью) и везут, так сказать, к месту исполнения. Причем как грузят? Усаживают на пол друг за дружкой этакой елочкой. Транспорт без особых примет, номера фальшивые. Затем под покровом темноты выезжают из ворот тюрьмы и катят в заранее выбранное укромное место. Авто с клиентами и авто сопровождения. 5-6 приговоренных и 13 — зондеркоманда. У охраны четкая инструкция: в случае нападения на спецтранспорт всех спецпассажиров — уничтожить.

В старые добрые времена было так. Нынче мало что изменилось. Фото: Гугл.
В старые добрые времена было так. Нынче мало что изменилось. Фото: Гугл.

Едут, значитца, из Минска в неизвестном направлении. Перед этим казнимым еще в тюрьме объявляют, что их прошение о помиловании (последняя надежда приговоренных) отклонено. Едут, да... Катят примерно час. Тут как раз нужный лесочек и тот самый поворот, куда необходимо съезжать. Транспорт притормаживает, выключает фары и втягивается в белорусскую пущу. Конспирация, дамы и господа, конспирация.

Потом, в глубине леса, свет можно и включить. Наконец, прибывают на место. Тут днем уже побывали приготовильщики. Подготовили местность, яму, понятно, выкопали. Все готово, можно начинать. Выводят первого смертника. Руки у него зафиксированы за спиной, ноги, получается, свободны. Подводят к яме, ставят на колени. Нет-нет, не ради дополнительного унижения, а чтобы исполнителю Чпоку было удобнее. Тут помощник исполнителя накидывает на шею коленопреклоненного такую веревочную петельку. Опять же не ради лишних страданий убиваемого, а как технологический процесс.

Веревочку вздергивают, голова приговоренного принимает нужное положение, звучит выстрел из специального пистолета с глушителем. Негромкий такой хлопок, но в пустынном ночном лесу отчетливо обозначенный. Суслик падает. Иногда с одного раза товарищ не переправлялся на тот берег, приходилось достреливать, а иногда третий и четвертый раз пулять. Бывали такие случаи. Живучими на редкость некоторые оказывались. На пару-тройку лишних секунд задерживали процесс. 

Ладно. Врач констатирует смерть. Теперь конец веревки перекидывается на другой край ямы, и подоспевший туда помощник стаскивает бездыханное тело в яму. Я ж говорю, все технологично. А без веревки пришлось бы по меньшей мере двоим мудохаться; в крови поперепачкались бы с ног до головы. Всю премию за выезд потом на стиральный порошок тратить? Зачем это нужно?

Короче, первый — пошел, достаем второго. Процесс повторяется. Остающиеся в авто в звонкой лесной тишине выстрелы, хоть и приглушенные, конечно, слышат — для них это дополнительные переживания. Негуманно, понимаешь. Поэтому в какой-то момент решили процедуру расстрела проводить в некоем помещении. И нынче так. Заводят несознательного гражданина в комнатку. Там прокурор вопрошает примерно в таком духе. Помиловку писал? Писал... Тебе отказано.

После чего расторопные ребята из зондеркоманды завязывают товарищу глаза. Прокурор из своего гнезда козлиным голоском (или, может, нутряным басом) кричит: «На этап». Маскирует это дело, помогает Чпоку. А жизнь приговоренного начинает отсчитывать последние секунды. Его быстро определяют в спецконуру. Звучит выстрел. Гуманно. И остальные (а расстреливают по-прежнему партиями) маются где-то в отдельном боксе, ничего не слышат. Гуманно со всех сторон.

А я так думаю, что кто-то из данной категории белорусских граждан согласился бы и лишний час потрястись в казенном авто, да потом лесного вольного воздуха напоследок вдохнуть, да на звезды глянуть. Да на луну, если в этот момент ей сподобиться быть на небе...

P. S. В этой публикации я воспользовался информацией, любезно предоставленной бывшим начальником СИЗО-1 Минска Олегом Алкаевым в его книге «Расстрельная команда» (есть в Интернете) и в многочисленных интервью. В одном из них О. Алкаев признался, что, будучи тюремным начальником, руководил расстрелом примерно 150 человек. 


promo jurikan май 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic