jurikan

Юрий Комягин: Что необычного было в карьере Семена Золотарева? (1)

И снова, дорогие друзья, супруги Варсеговы из «Комсомольской правды», мои информационные спонсоры, подсказывают мне тему для размышления. Карьера Семена Золотарева. Как она начиналась, как развивалась? Самое главное, было ли в ней что-то необычное, заставляющее задуматься. Короткий ответ на последний вопрос: да, было.

Братья и сестры. Москва, 1950... Фото: "Комсомольская правда".
Братья и сестры. Москва, 1950... Фото: "Комсомольская правда".

В 1950 Золотарев заканчивает учебу в Белорусском государственном институте физкультуры и получает распределение в г. Гродно. Местом работы для него должен был стать городской комитет по физкультуре и спорту. Но до Гродно Семен так и не добирается. Он, видимо, каким-то образом получает открепление и тотчас прямиком направляется в Москву.

В белокаменной новоиспеченный выпускник получает направление на работу, но без указания конкретного места — я так понимаю, что-то вроде бумаги о свободном распределении. После чего мы видим Золотарева в славном городе Пятигорске. Почему именно там? Пятигорск хоть и близок к родным местам Семена, однако с таким же успехом он мог появиться и в Калмыкии, и в Карачаево-Черкесии, и в Ростовской области, да где угодно. 

Так или иначе, Золотарева принимают на работу на кафедру физвоспитания в Пятигорском пединституте. Почему нет — коммунист, фронтовик, с высшим профильным образованием. Да такого везде с руками оторвут. И тут выясняется, что (цитирую Варсеговых), что Семен  «имеет «очень слабую теоретическую и, особенно, практическую подготовку и поэтому самостоятельно проводить уроки физвоспитания не может»

Ну, приехали. Формулировочка почти что пародийная. Послушайте — это как? Вот мне, например, пришлось полтора года преподавать рисование в сельской школе, притом, что изобразить что-то, кроме почтового ящика, я абсолютно не умел. И ничего, работал. Что, Семен не мог показать, как прыгать через «коня»? Не мог организовать игру в волейбол или баскетбол? Не мог продемонстрировать прыжок в длину? А зимой не знал, как стать на лыжи? Что значит, не может самостоятельно проводить уроки физвоспитания? В данной ситуации мне видится какой-то конфликт Золотарева с начальством? После чего и появляется на свет это издевательское определение, за которым, понятное дело, должно последовать увольнение.

О том, что конфликт имел место быть, свидетельствует то обстоятельство, что Семен примерно в то же время получил выговор по партийной линии за то, что появился на избирательном участке в нетрезвом виде (вроде бы будучи при этом членом избирательной комиссии). Послушайте, на советских выборах выпивали практически все, в этом их, выборов, была радостная сторона. Конечно, членам избиркома полагалось дерябнуть после закрытия участков (и на это специально выделялись энные суммы), но даже если ты слегка приложился во время «выборов» — ну, ничего страшного, дело-то житейское. А тут выговор — как будто все остальные святее папы Римского.

Короче, из Пятигорского педагогического Золотарев плавно перемещается в Пятигорский фармацевтический. Здесь никого не смущает, что новый сотрудник «не может самостоятельно...» На новом месте работы Семен все прекрасно может и никаких нареканий его деятельность не вызывает. Трудясь в фармацевтическом, он параллельно занимается на вечернем отделении университета марксизма-ленинизма. 

Меня слегка удивило, что супруги Варсеговы путаются в определении статуса данного учебного заведения, сравнивая его (заведение) с вузом. Конечно же, никаким вузом данный университет не был, он лишь мимикрировал под институт, имея некоторые признаки вуза — лекции, семинары, зачеты, диплом в конце. Закончивший университет м-л не получал право работать по той или иной специальности. Но... диплом университета добавлял весомый плюс тому, кто собирался делать карьеру в советских или партийных органах.

Поэтому совсем не удивительно, что Золотареву вскоре предлагают место в спорткомитете Пятигорска. Это — первая весомая ступенька в карьерной лестнице нашего героя. Здесь мы наблюдаем такой момент. Семен переходит на работу в спорткомитет и одновременно продолжает преподавать физвоспитание в фармацевтическом институте. 

Фото: "Комсомольская правда".
Фото: "Комсомольская правда".

Как так? Да очень просто. Нагрузка Золотарева (явно уменьшившаяся) в вузе, видимо, распределена таким образом, что это не вызывает нареканий на его новом месте работы. Для спорткомитета, я думаю, важно, что Золотарев не переходит окончательно к бумажкам, а продолжает заниматься практическими занятиями. И для кафедры физкультуры, понятно, приятный пунктик, что их сотрудник занимает место среди городского спортивного начальства.

Фото: "Комсомольская правда".
Фото: "Комсомольская правда".

Тем удивительнее читать приказ по фармацевтическому институту об увольнении Золотарева из вуза. Человека выгоняли не по собственному желанию, а по статье за прогул. Семен отправился в командировку по другому месту работы и даже не поставил об этом в известность руководство института. Послушайте, что-то здесь не то... При всей (предполагаемой) взбалмошности характера Семена не могу себе представить, что он не договорился с институтским начальством, что в определенное время будет отсутствовать. 

Я еще вернусь к этому эпизоду, а пока сделаем паузу.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic