Categories:

Юрий Комягин: О чем говорят вещи, оставленные Семеном Золотаревым в Свердловске?

Я уже касался этой темы (см. https://jurikan.livejournal.com/189673.html). И возвращаюсь снова. Одежда, обувь, головные уборы. Деньги и ценные бумаги. Документы. И ничего, что раскрывало бы индивидуальность именно этого человека: ни писем, ни открыток, ни фото, ни сувениров, ни книг, ни журналов, ни каких-то значков, ни блокнотов, ни записных книжек — ничего. Ну хотя бы какая-нибудь крохотная фотка с традиционной подписью: «На память». Хотя бы парочка минералов, как память о походах. Или газета не дочитанная, оставленная на потом. Не знаю, какой-нибудь перочинный ножик диковинный Ни-че-го! 

Семен Золотарев силушкой был не обделен. Фото: Гугл.
Семен Золотарев силушкой был не обделен. Фото: Гугл.

Трудно объяснить, почему среди вещей Золотарева ничего подобного не оказалось. Наверняка он интересовался событиями в стране и в мире, новинками литературы, при этом мог вести дневник или делать какие-то записи в блокнот. В конце концов, как-то же он должен был проводить свободное время. Телевизоры тогда были редкостью, но даже и какого-нибудь радиоприемника мы не наблюдаем. Почему?

Следующий вопрос. Почему Семен оставил свои вещи и деньги у студента УПИ Согрина в комнате общежития? Конечно, студенты вуза — это не петеушная молодежь, но все же... В общежитии могло произойти всякое. Почему багаж Золотарева не остался на турбазе, где он работал? Не нашлось места, куда его поместить, и человека, который присматривал бы за ним? Как-то сомнительно. Тем более, что Семен вроде как увольняться не собирался. А если планировал продолжать там трудовую деятельность, то получается, что вещи ему пришлось бы по возвращении из похода тянуть из Свердловска на турбазу. Зачем столько лишних движений?

Судя по всему, Золотарев профессионально занимался фотоделом. Но в его вещах видим лишь наличие фотоаппарата «Зоркий» и автоспуска. А всякого рода бачки, пленки, реактивы, бумага куда подевались? Все израсходовалось к моменту похода? Ну, как-то сомнительно. 

Теперь еще одна важная деталь. Паспорт Золотарева (основной документ советского гражданина, удостоверявший его личность) не обнаружился ни в Свердловске, ни на месте трагедии. Зато среди вещей, оставленных Семеном Согрину, имелись две трудовые книжки и диплом об окончании Белорусского государственного института физкультуры. Все документы — на имя Золотарева. 

Трудовые книжки и вузовские корочки убедительно подтверждают, что данные вещи принадлежат именно Золотареву, а не кому-либо другому. Однако ему ли? В этой ситуации я не могу отделаться от мысли, что, возможно, кто-то спешно готовил такой стандартный перечень вещей, характерных для 38-летнего мужчины — уж очень выразительным мне представляется отсутствие мелочевки, которая бы выпукло раскрывала индивидуальность человека. Возможно, некие силы хотели убедить всех: смотрите, инструктор Коуровской турбазы Семен Золотарев действительно ушел в поход и погиб там. Мог быть такой поворот в дятловской истории? Вполне.

 Кстати, найденное в мае 1959 года тело Семена Золотарева опознать уже было невозможно — настолько глубоко зашел процесс разложения. Он ли это был? Или кто-то другой? Вопрос...


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic