jurikan

Category:

Юрий Комягин: Что скрывается за отсутствием номера в уголовном деле о гибели группы Дятлова?

Ну, наконец-то, наконец-то этот момент прояснился. Многочисленные исследователи гибели туристической группы Игоря Дятлова в горах Северного Урала годами ломали копья, вопрошая: так куда же подевался номер УД? Ведь без номера уголовного дела просто не может быть. 

"Все очень просто, - пела когда-то группа "Машина времени", - сказки, обман..." Фото: Гугл.
"Все очень просто, - пела когда-то группа "Машина времени", - сказки, обман..." Фото: Гугл.

Российская прокуратура, снова приступившая к изучению одной из самых невероятных загадок ХХ века, мощно дернула за покров тайны. В газете «Комсомольская правда» читаю:

Прокуроры Свердловской области нашли ответ. «Мы запросили из архива другие прекращенные уголовные дела за тот период, - рассказал Андрей Курьяков (сотрудник прокуратуры Свердловской области в наши дни — Ю. К.). – Ни у одного из них нет номера. Очевидно, что дела, не дошедшие до суда, тогда вообще не нумеровались». Как пример, прокурор показал журналистам несколько обложек тех самых дел.

Вот так все просто? Да, так все просто. Журналисты «Комсомолки» далее торжествующе восклицают:

С номером разобрались!..

Но прервем этот веселый копытный бег газетных репортеров. Потому что ни хрена они не... Впрочем, об этом подробнее — чуть позже. А сейчас я хочу привести здесь первый документ из УД — собственно, постановление о возбуждении уголовного дела:

26 февраля 1959 года прокурор г. Ивдель Темпалов ознакомившись данными об обнаружении трупов студентов-туристов на высоте 1079
Полученными от -------- (прочерк)
И принимая во внимание, что на высоте 1079 были обнаружены замерзшими трупы Кривонищенко, Колмогоровой З, Дятлова и других - студентов, туристов свердловского политехнического института и принимая во внимание, что по данному факту требуется производство предварительного следствия по выяснению причин смерти гибели указанных лиц, а потому
Руководствуясь ст. ст. 96 и 110 УПК (машинописная вставка - прим. сост)
Постановил:
Принять дело к своему производству
Возбудить уголовное преследование по факту гибели туристов Свердловского политехнического института и приступить к расследованию.
Прокурор г. Ивдель,
мл. советник юстиции Темпалов (подпись)

Так вот, сразу же после возбуждения уголовного дела ему п р и с в а е т с я   НОМЕР (конечно, если делать официально и по закону). По-другому никак. Этот номер заносится во все необходимые документы (а их множество), например, в книгу учета уголовных дел. Таковая представляет из себя конторскую толстую тетрадку с пронумерованными страницами, прошитую суровыми нитками, каковые скреплены в конце спецлистком с печатью. И если номер в уголовном деле отсутствует, то это означает, что и уголовного дела нет. ТОЧКА.

Подождите, а как же нынешний свердловский прокурор Курьяков с его сенсационным утверждением, что номера на деле о гибели туристов не имеется лишь потому, что дело не было доведено до суда (вот интересно, как можно знать в самом начале возбуждения уголовного дела, дойдет оно до суда или нет?)? С его взятыми из архива похожими безномерными папками уголовных дел? Сейчас попробуем разобраться.

Если в советские времена возбуждалось уголовное дело, то предполагалось, что оно железно дойдет до суда и его фигурантам будет вынесен обвинительный приговор (впрочем, то же самое происходит и в сегодняшней России). Логика тут простая. Если ты не уверен, что человек будет осужден, то зачем тогда вообще уголовное дело возбуждать? Не доведенное до суда (или развалившееся в суде) УД — это своего рода брак в работе правоохранительных органов, отрицательный результат их деятельности.

Прокуроры, безусловно, прекрасно знали всю эту нехитрую механику. И в отдельных случаях поступали следующим образом. Некая (спорная с точки зрения судебной перспективы) ситуация расследовалась, проводились (с подачи прокурора) все необходимые следственные действия, а бумаги складывались в отдельную папочку с надписью «уголовное дело», но без номера. В какой-то момент прокурор видит, что дело конкретно валится. Все, соответствующая папочка прячется куда-нибудь в дальний угол прокурорского стола. И с отчетностью — полный порядок. Никаких следов якобы заведенного уголовного дела нигде нет, короче, ажур-тужур.

А вот если в данном спорном случае над прокурором встает ясное солнышко в виде неопровержимых доказательств, УД можно возбудить задним числом и по-настоящему, с присвоением ему номера. Как быть в таком случае с книгой учета? А голь, в том числе и прокурорская голь, на выдумки хитра. Книгу учета ведет работник, который прекрасно понимает своего коллегу. Можно где-то оставить незаполненное место, которое в случае завала легко замаскировать буквой Z, наверняка можно и еще что-то придумать. Конечно, подобного рода манипуляции были незаконными и проводились отдельными сотрудниками на свой страх и риск, но живая жизнь с Ее величеством Отчетностью требовали зачастую пробираться вот такими обходными тропками.

Хорошо, а как же такие безномерные папки с якобы УД попадали в архив, а не, допустим, тихонько сжигались, чтоб с концами? Очень просто. Какие-то УД (как настоящие, так и липовые) могли путешествовать от одного прокурора к другому, от того — к третьему и т. д. Люди менялись, уходили на пенсию, на другое место работы, увольнялись и прочее, а дело-то оставалось. В конце концов какой-то заключительный (в этой ситуации) прокурорский перебирал бумаги в своем кабинете и натыкался на такую безномерную папочку. Уничтожать ее? А зачем это делать именно ему, брать за другого на свои плечи какую-то дополнительную ответственность? Вот так «дело» и путешествовало на архивную полку. 

Предполагаю, что прокурор Курьяков подобные папки и продемонстрировал доверчивым журналистам. Мол, кушайте ребята полной ложкой. Зачем он... э-э... немножко слукавил? Не знаю. Судите сами.

А что касается УД по факту гибели тургруппы Дятлова, то тут мы с вами подходим к очень важному выводу. То, что представлено нынче общественности — не уголовное дело, а его и м и т а ц и я. Но я еще раз подчеркну, что материалы в нем — вовсе не липа. Все следственные действия проводились по-настоящему, однако в рамках фиктивного уголовного дела. Причем в этом конкретном случае инициатива подобных фальсификаций исходила явно не от рядовых прокурорских работников, а от гораздо более высокопоставленных товарищей.

 В УД дятловцев есть еще некоторые очень любопытные обстоятельства, и я к ним обязательно вернусь в следующих публикациях.

Выражаю благодарность коллеге из https://linija-curzona.livejournal.com/ за прояснение отдельных юридических вопросов.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic