jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Полигон для группы Дятлова (8)

Начало см. https://jurikan.livejournal.com/224642.html

Рассказывая в этой серии материалов о несостоявшемся участнике похода Владиславе Биенко, безусловно, нельзя не остановиться на Семене Золотареве. Получилось так, что Биенко за три дня до начала похода из списка участников вычеркнули, а его место занял инструктор Коуровской турбазы Семен Золотарев. До этого Семен был записан в группу Согрина, однако дятловский поход предполагался быть короче по времени, и это устраивало Золотарева, намеревавшегося после похода поехать в родные края навестить мать. Перед этим он то ли уволился с турбазы, то ли взял там отпуск.

Николай Тибо-Бриньоль и Семен золотарев (справа). Рисунок по фото из последнего похода группы Игоря Дятлова.

Однако смотрите, что тогда получается. Золотарев записался в одну из тургрупп и в любом случае вышел бы на маршрут. Значит, вопрос с отпуском был улажен. А если Семен уволился, то тогда никакой проблемы со сроками не возникало бы. И, по всей видимости, речь шла об увольнении, потому что среди документов, возвращенных матери Золотарева, оказалось две его трудовые книжки. Обычно советскому человеку хватало на весь период его трудовой биографии одной. Но если человек часто менял место работы, то документ мог закончиться. Или же нерадивого работника увольняли по какой-нибудь компрометирующей статье, и тогда делался следующий финт: уволенный при приеме на новое место работы заявлял, что книжка утеряна, и заводилась новая.

Еще такой момент. После того, как отпал Биенко, в группе Дятлова осталось девять человек. Ну и достаточно. Зачем брать еще одного? Тем более, что все остальные – свои, студенты или выпускники УПИ. Судьба Биенко прояснилась за три дня до начала похода. За это время надо было разыскать Золотарева (а где он, кстати, жил в тот момент?). Или, точнее так. Золотареву надо было узнать о переменах в группе Дятлова и договориться, чтобы его включили в состав группы. Говорят, что за Семена кто-то хорошо попросил. Кто и зачем? Получается, что недопуск к походу студента Биенко послужил толчком для перехода Золотарева из одной тургруппы в другую. Но такое ощущение, что был разыгран маленький спектакль с этими перемещениями.

Я уже рассказывал раньше подробно о вещах Золотарева, которые лежали у студента Согрина и были отданы затем матери погибшего туриста. Пройдусь пунктиром. Одежда и обувь, деньги и облигации, часы, фотоаппарат, автоспуск, две трудовые книжки и диплом об окончании Белорусского государственного института физкультуры. Никаких предметов, скажем так, личного характера: писем, фотографий, записных книжек, значков, грамот. Короче, ничего, что говорило бы об индивидуальности человека. В дневнике группы Дятлова указано, что Золотарев всех очаровал знанием текстов авторских (тех, которые по советскому радио и ТВ не исполнялись) песен. Однако какого-либо песенника при нем обнаружено не было. Помнил стихи наизусть? И паспорт среди документов отсутствовал. Куда подевался?

Отдельный вопрос по карьере Золотарева. Ему вот-вот исполнится 38 лет, а он все еще занимает скромную должность инструктора турбазы. Почему так? Фронтовик, член партии, диплом о высшем образовании – все предпосылки для стремительного служебного роста. Не стремился стать начальником? Так его особо и спрашивать не стали бы. Как говорится, коммунисты – вперед.  

У меня лично сложилось такое впечатление, что Золотарев возникает как бы из ниоткуда. Словно фантом материализуется. С остальными участниками похода встречается на вокзале? Или уже в вагоне? И тот ли это человек был потом обнаружен в ручье?  


promo jurikan july 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic