jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Тайна писателя Юлиана Семенова

Эх, и шикарная нынче выдалась осень! Чуть отъедешь от города – и на тебе, в багрец и золото, понимаешь ли, одетые леса. Красотища! А вот как об осени 1952 года писал автор Штирлица Юлиан Семенов:

Фото автора.
Ах, какая прекрасная была та осень! Леса стояли тихие, золотые, гулкие. Над полями гудели пчелы. В маленьких речушках, прозрачных и медленных, опрокинувшееся небо казалось неподвижным и торжественным, словно заутреня. Кончался сентябрь, но было словно в июне: травы – зеленые, вода – теплая, ночи – светлые.

В том славном году, когда осень была так похожа на нынешнюю, в жизни 21-летнего студента Московского института востоковедения Юлиана Семенова, а тогда еще просто Юлиана Ляндреса, произошла крутая перемена. Его отец – Семен Ляндрес – был арестован. Однако сын в такой непростой ситуации не отказался от родителя, собирал для него передачи, продолжал его морально поддерживать. Приведенная выше цитата взята из новеллы Ю. Семенова «Осень пятьдесят второго», в которой рассказывается, как будущий популярный советский писатель ездил на свидание с отцом в Ярославль, в тамошнюю пересыльную тюрьму.

Юлиан Семенов был не просто автором детективных и шпионских романов, он мастерски владел словом, умел подать картинку. Вот и сцену в приемной тюрьмы он рисует ярко:

«Окошко открылось; голос оттуда донесся глухо:

-Сургучевы выбыли на этап.

-Батюшка, - дрожащим голосом сказала старуха, - что же делать мне? Я ж лепешки не сжую, у меня и зубов нет, десны только тесто протягивают, а вкуса во внутрь не дают.

Продолжая говорить что-то быстрое и несуразное, бабка достала из-за пазухи красную тридцатку и, комкая ее в потной ладони, сунула в окно. Тридцатка вылетела оттуда на пол, и в окне появилось лицо молоденького паренька в форме младшего лейтенанта.

-Да вы что, мамаша?! – жалобно крикнул он. – С ума свернули?! Заберите свои деньги и станьте в сторонку, пока другие не пройдут.

Бабка, жалобно причитая, спрятала тридцатку, отошла к окну…»

Колоритно описано, ничего не скажешь. Только вот и я споткнулся на этой самой тридцатке. Время действия (см. выше) – осень 52-го, а денежный знак фигурирует из советского прошлого, которое к тому моменту безвозвратно миновало. В декабре 1947 года в СССР прошла денежная реформа, и в обращение появились следующие бумажные деньги: 1 рубль, 3 рубля, 5 рублей, 10 рублей, 25 рублей, 50 рублей и 100 рублей. Такая денежная градация сохранилась и после деноминации 1961 года. Где здесь тридцатка?

Вот она, красавица. Фото: Гугл.

Да всех делов, автор просто попутал. Не думаю. Во-первых, новеллу, из которой мы взяли цитаты, автор начал писать во времена хрущевской оттепели, когда воспоминания еще были достаточно свежи. Сама «Осень 52-го» была опубликована во второй половине 80-х, во время горбачевской перестройки, произведение сначала печаталось в журнале (по-моему, в питерской «Неве»), а потом вошлаов книжный вариант семеновского цикла «Ненаписанные романы». Наверняка кто-то увидел ошибку и поведал об этом писателю. Но тридцатка так и осталась в тексте.

Есть здесь какая-то тайна. Судьба Семена Ляндреса вызывает некоторые вопросы. Как он, будучи другом и помощником Николая Бухарина (а бухаринских родственников и соратников мели почти так же, как и окружавших Троцкого), свободно дожил до 1952 года и лишь тогда был арестован? Лотерея (по выражению Ильи Эренбурга)? Или нечто другое? И не существовавший к тому времени денежный знак упомянут специально? Как некий намек на что-то. Только вот на что?..


promo jurikan september 4, 2017 12:05 3
Buy for 10 tokens
В 1901 году в семье Коноваловых в селе Хрущево нынешней Орловской области произошло радостное событие - на свет появился мальчик, которого нарекли Алексеем. Вот о нем и пойдет речь в сегодняшней публикации. Алексей Андрианович Коновалов прожил, как раньше любили писать, яркую, насыщенную событиями…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.