jurikan

Category:

Юрий Комягин: Минск, улица Короля, конспиративная квартира для (взрывников?)... (3)

Продолжаю серию о самом крупном белорусском теракте, произошедшем в Минске в апреле 2011 года. (Начало см. https://jurikan.livejournal.com/206410.html) 9 апреля 2011 года эпопея с отпечатками пальцев для белорусского террориста Дмитрия Коновалова неожиданно закончилась. К нему на квартиру внезапно явились милиционеры и откатали пальчики. После ухода правоохранителей (около 11. 00 утра) Коновалов немедленно снял по телефону квартиру на сутки и уже примерно в 11. 30 находился там. Об этом я рассказывал в прошлой публикации. Казалось бы, с точки зрения логики, его действия абсолютно понятные. Коновалов не знает, как действует милицейская система по определению. Может быть, компьютерная программа сравнивает отпечатки за несколько минут. Пришли служивые в участок, залили в комп только что полученную информацию  и – опаньки! – вот он, результат. Значит, надо быстрее уходить из адреса, который милиционерам известен и куда они могут быстро вернуться. Правильно? Нет.

Железнодорожный вокзал в Витебске. Именно отсюда отправился в Минск Дмитрий Коновалов. Отсюда? Фото: Гугл.

Совершить свой Большой Взрыв Коновалов собирался в Минске. Поэтому именно в белорусскую столицу ему и надо было немедленно сваливать. Витебск после дактилоскопии становится для Дмитрия городом-ловушкой. Тем не менее, он почти на сутки задерживается в родном городе. Что он делает в съемной квартире? Ожидает инструкции? Лишь примерно в 5. 00 утра 10 апреля Коновалов покидает нанятое жилье и уезжает на железнодорожный вокзал. Здесь он покупает билет и на поезде отправляется в Минск.

Коновалов должен исходить из того, что его уже разыскивают. Значит, ему нельзя светить свои документы и нельзя использовать сотовый телефон, который можно легко отследить. Тем не менее, по дороге в Минск (это зафиксировано в Приговоре) он звонит Ковалеву. Зачем вообще Коновалову понадобился друг детства? Внятного ответа на этот вопрос нет. Дмитрий якобы просит Владислава встретить его в Минске на железнодорожном вокзале. Зачем? Помочь донести сумку? Но в Витебске Коновалов как-то управлялся со своей поклажей один. 

Помощь Коновалову могла понадобиться в съеме квартиры в Минске. Однако «жилищный вопрос» на время пребывания в белорусской столице он мог решить из Витебска, позвонив в столичное квартирное агентство непосредственно из областного центра. Причем позвонить можно было из телефона-автомата, которых тогда хватало в белорусских населенных пунктах. Из того же телефона-автомата Коновалов мог созвониться с Ковалевым и попросить его снять квартиру заранее. Вот это была бы реальная помощь террористу в осуществлении им заветной мечты.

На деле же мы видим совершенно  другое. Встретившись в Минске с Ковалевым, Коновалов просит у него телефон и с трубки друга звонит в квартирное бюро. Казалось бы, все верно. Но дальше происходит нечто странное. Оформляя съемную квартиру, Коновалов достает свой паспорт, и бумаги фиксируются на его документ. Вот это номер! Опять же, не будучи в курсе, как действует милицейская система в каких-то нюансах, Коновалов не может не знать, что розыск в первую очередь объявляется именно по паспортным данным клиента. Вдруг ориентировка на Дмитрия уже разослана (а из этого ему надо исходить). В таком случае регистрироваться в гостиницах и съемных квартирах на свой паспорт для него смертельно опасно. Да и какой-то странный алгоритм действий мы имеем. Телефон используется Ковалева (что стоило в конечном итоге Владиславу жизни, потому что было расценено судом, как пособничество в терроризме), а документ – свой. Тут попросту спотыкаешься на ровном месте.

Встречаться же в Минске на вокзале друзьям было абсолютно ни к чему. Вокзал для Коновалова (с его бомбой в багаже) – место повышенной опасности. Ему надо побыстрее отсюда уходить. Однако на деле происходит нечто еще более невероятное. Ковалев на встречу опаздывает, и Коновалов дожидается приятеля примерно час. Все это время он находится непосредственно в здании вокзала. Объемистая сумка – рядом. Вокзал утыкан камерами наблюдения, по периметру все время прохаживаются сотрудники в форме и в штатском, бойцы ОМОНа, патрули из внутренних войск. И никого из них не привлекает багаж Коновалова. Повезло? Или причина в чем-то другом? В то  время я таскал разную мелочевку с оптовых минских рынков, сумка была примерно такая же, как у Коновалова. Постоянно натыкался на жд на служивых: «Что у вас там?», «Пожалуйста, откройте». Зная это, от греха подальше я старался на самом вокзале особо не торчать. А Коновалов, выходит, везунчик.

Но вот на горизонте появляется Ковалев и… Странности продолжают сыпаться, как конфетти из новогодней хлопушки… Дальше я буду еле поспевать за этими странностями.

P. S. Собирая материалы об этой истории, я наткнулся в Интернете на комментарий одного наблюдательного человека. Привожу его (комментарий, понятно) здесь именно в качестве постскриптума к данной публикации.

«Hа Витебском вокзале на видeо, когда Коновалов поднимается по мосту якобы на поезд есть несколько нестыковок:

1 Видео чёрно-белое, хотя все камеры на вокзале цветные, т.к. в 2010-ом году их все обновили во время ремонта вокзала 

2. Мост, в апреле месяце мост был закрыт на ремонт, тот спуск не работал, народ ходил по временному спуску, который в кадр не попал».


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic