jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Роковой поход группы Дятлова. Послесловие (4)

Документ, касающийся Семена Золотарева, о котором я упоминал в предыдущей публикации (см. https://jurikan.livejournal.com/205811.html), очень говорящий. Насыщенный. Давайте всмотримся в него внимательно. Только сначала – немного необходимой информации.

Фото: Гугл.

Советский человек успешно пришпиливался к какому-то конкретному географическому месту несколькими нехитрыми, но достаточно эффективными способами. Например, пропиской. Прописка была не сама по себе, а обычно действовала одновременно с постановкой на воинской учет (для военнообязанных – а Семен Золотарев таковым был). Штамп о прописке в паспорте был обязательным, без него документ не считался действительным. Нет, конечно, можно было выписаться с одного места (и в паспорт ставился штамп «выписан», но в течение короткого времени после этого гражданин должен был прописаться на новом месте). В военном билете отмечалось, что человек принят на учет таким-то военкоматом. В военкомате записывали в карточку место прописки товарища. Там, впрочем, понимали, что живая жизнь не всегда укладывается в казенные схемы, и человек может формально быть прописанным в одном месте, а реально проживать – совершенно в другом (в пределах одного населенного пункта или района). Поэтому где-то на отдельной бумажке писали фактический адрес, куда можно было прислать в случае чего повестку.

Если человек собирался переехать в другой населенный пункт, ему нужно было выписаться, а на новом месте прописаться. Соответственно на старом месте сняться с воинского учета, а на новом месте – стать на таковой учет. В биографии Семена Золотарева был еще один нюанс, о котором упомянем чуть позже. В прописочном деле имелись определенные достаточно важные моменты. Допустим, по каким-либо причинам человек не хотел терять прежнюю прописку. Ведь вместе с пропиской он терял и угол, в котором проживал – комнату в общежитии или даже квартиру, ведь в большинстве своем они были тогда государственными. Так вот, прописку, например, терять не хотелось, но была необходимость какое-то время (несколько месяцев, полгода, год…) жить на новом месте. Что делать? Самый простой выход: не выписываться. Конечно, это было нарушение, но жизнь есть жизнь. В СССР жилищный вопрос был исключительно болезненный, и все всё понимали. Если ты на новом месте как-то договаривался, то на прописку там могли смотреть сквозь пальцы.

Значит, ты оставался прописанным на старом месте, а фактически жил на новом. Но тогда и на воинском учете ты оставался по месту прописки. В этом тоже заключался определенный риск, потому что в любой момент тебя могли дернуть с этой стороны, например, в «партизаны», то есть на воинские сборы. Повестка пришла – а ты находишься за тысячи километров. Какой выход в подобной ситуации? Очень простой: надо либо договориться в военкомате, то есть сказать им правду, что тебя не будет на прежнем месте пару-тройку месяцев, чтобы тебя в это время не искали, не беспокоили, ну или хотя бы известили телеграммой или звонком, что, мол, давай срочно назад, распоряжение министра обороны о сборах, мы ничего не можем сделать. А можно было схитрить, сказать, к примеру, что уезжаешь на обследование в Москву на два-три месяца. Или еще что-нибудь такое придумать.

Если не выписываться с прежнего места, то возникала еще одна, на первый взгляд, небольшая проблема. За жилье надо было платить квартплату. Это делалось в сберкассе непосредственно по месту проживания. Значит, в этом случае надо было с кем-то договориться (скажем, с соседкой), чтобы соответствующие деньги вносилась. Человек, которому поручалась данная миссия, должен был быть достаточно надежным. Потому что он мог запросто «отъезжанта» сдать в исполком. А в СССР существовало такое правило: фактически не проживаешь какое-то время в адресе без уважительных причин – квартиру могли забрать.

Это все необходимые разъяснения текущего момента, потому что они непосредственно касаются Семена Золотарева. В следующей публикации я расскажу, к какому (может быть, несколько неожиданному) выводу я здесь пришел.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic