jurikan

Юрий Комягин: Ключи к разгадке "дятловской" истории (3)

Почему же так резко поменялись показания отца Людмилы Дубининой – Александра Николаевича – на допросе в Свердловской прокуратуре 14 апреля 1959 года? Вообще, зачем ему надо было высказывать прокурору Романову предположение, что причиной гибели туристов мог стать некий снаряд (ракета), запущенный даже не с территории СССР? Разве обычная советская прокуратура смогла бы привлечь к ответственности военных? Военных, которые выполняли важное государственное дело – испытывали новое оружие? Конечно, нет. Александр Дубинин это прекрасно понимал – и тем не менее фразы относительно «снаряда» были им произнесены. Тут еще такой любопытный момент. Дубинин, говоря об источниках имеющейся у него информации, стал ссылаться на разговоры неких студентов УПИ. Однако тут же Александр Николаевич произносит буквально следующее:

Фото автора.

«Исходя… из заявления зав. административным отделом Обкома КПСС т. Ермаша, сделанное сестре погибшего т. Колеватовой о том, что остальные, не найденные сейчас 4 человека, могли прожить после смерти найденных не более 1,5 – 2 часа, заставляет думать, что… внезапное бегство из палатки произошло вследствие взрыва снаряда и излучения вблизи горы 1079, «начинка» которого вынудила (там были часть из физ-техн. ф-та) бежать от нее дальше и надо полагать повлияла на жизнедеятельность людей и в частности на зрение».

Так вот откуда такая информированность у Дубинина. Заведующий административным отделом обкома КПСС – это не безымянные студенты, это уже гораздо серьезнее. Однако и тут прослеживается интересная цепочка. Высокопоставленный свердловский партийный чиновник беседует с сестрой одного из туристов (тело которого еще не найдено) и вместо того, чтобы успокоить ее, как-то, может быть, взбодрить, вдруг сообщает ей совершенно секретные сведения (полученные им… от военных? из ЦК КПСС?). Видимо, какое-то затмение нашло в этот момент на тов. Ермаша. Одна странность тянет за собой другую. Раскрыв некоторые (но очень жгучие и неожиданные) подробности гибели туристов, Ермаш явно не требует от сестры Колеватова держать язык за зубами, потому что та тут же делится информацией с отцом Людмилы Дубининой. Как это понимать? 

Прокурор Романов, увидев, что разговор сворачивает в сторону важнейших государственных секретов (испытания новейших образцов оружия) не прерывает Дубинина, не записывает его показания на отдельном листочке с шапкой «совершенно секретно», однако и ничего не уточняет, не задает каких-либо дополнительных вопросов, работает как бы обычным стенографистом. Как объяснить позицию работника прокуратуры? 

Ответ здесь очень простой: и тот, и другой действуют в рамках заранее обозначенного и достаточно жесткого сценария, в котором поведение действующих лиц и их реплики четко прописаны. Кому и для чего понадобился этот спектакль с «допросом»? У меня есть версия… 


promo jurikan май 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic