jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Украинская Хатынь - село Кривеньке в Тернопольской области, октябрь 1944-го

В электронной библиотеке Якова Кротова я обнаружил следующий документ. Привожу его полностью:

Фото: Гугл.


"Особая папка

К протоколу № 21, пункт 18 бюро обкома КП(б)У от 23/ХІ-1944 года.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О нарушении революционной законности работниками НКВД

и начальником штаба 174 ОСБ майором Полянским

в с. Кривеньке Пробижнянского района.

(Доклад военного прокурора тов. Барткова)

Выступили: тт. Шинкаренко, Сараев, Артюшенко,

Малинин, Дружинин

В обком КП(б)У поступила докладная записка секретаря Пробижнянского РК КП(б)У тов. Шинкаренко о фактах грубого нарушения революционной законности группой работников НКВД и нач. штаба 174 ОСБ майором Полянским в с. Кривеньке Пробижнянского района.

Произведенной проверкой путем выезда на место и материалами следствия, проведенного военным прокурором войск НКВД,— установлено: 21.Х.— г. в селе Кривеньке прибыла группа в составе 15 человек для выселения семей активных членов «ОУН» и участников «УПА»; в селе группа была обстреляна находившейся там бандой, в результате, потеряв 3-х человек убитыми, группа возвратилась в райцентр.

Утром 22/Х для ликвидации банды в с. Кривеньке из г. Черткова прибыли бойцы войск НКВД в количестве до 60 чел. во главе с майором Полянским и представителем УНКВД мл. лейтенантом Молдовановым, однако банды в селе не обнаружили.

Находясь в нетрезвом состоянии, майор Полянский, мл. лейтенант Молдованов расстреляли ни в чем не повинных граждан в возрасте от 60 до 80 лет в количестве 10 чел. и сожгли 45 домов с надворными постройками, домашним имуществом и большим количеством намолоченного хлеба. В числе убитых пять семей являются красноармейскими (Капустяник В., Поломарь П., Остапчук И., Савуляк А., Ки-

173

евский П.). Из числа 45 сожженных домов около 20 являются красноармейскими.

Присутствовавшие при поджогах дворов и расстрелах граждан нач. райотд. НКГБ Беляев, зам. нач. райотд. НКВД Костин, райвоенком Кондрашкин (да ведь фамилия, фамилия-! – Ю. К.) не приняли решительных мер к прекращению провокационных действий со стороны майора Полянского и мл. лейтенанта Молдованова, а наоборот, являлись безучастными свидетелями, когда их подчиненные принимали активное участие в расстрелах граждан и поджоге дворов.

Пом. опер, уполномоченного райотд. НКГБ напился, пьяным лично расстрелял двух стариков и дал приказание сжечь два дома.

Пом. опер, уполномоченного райот. НКВД Полянский лично сжег пять домов.

Опер, уполномоченный райотд. НКВД Смирнов застрелил по приказанию Молдованова старика.

Нач. паспортного стола райотд. НКВД Фирсов забирал водку в домах граждан села, напился мертвецки пьяный, потерял головной убор и пьяным был доставлен в райцентр.

Работник РВК капитан Починец лично поджег один дом и участвовал в пьянке.

Бойцы указанной группы по приказанию майора Полянского и мл. лейтенанта Молдованова стреляли в гусей, занимались мародерством, пользуясь паникой среди населения, вызванной пожарами и расстрелами. Бюро обкома КП(б)У постановляет:

1. Поручить военному прокурору войск НКВД тов. Барткову на протяжении 10-ти дней закончить  следствие   и  передать  материал  Военному   Трибуналу  на  майора Полянского,  мл.   лейтенанта

Молдованова и пом. оперуполномоченного Пробижнянского РО НКВД Литвяка как на организаторов поджогов домов и расстрела ни в чем не повинных граждан с. Кривеньке. 

174

2. За непринятие мер к прекращению провокационных действий в с. Кривеньке снять с работы

зам. нач. РО НКВД Пробижнянского района тов. Костина и нач. РО НКГБ тов. Беляева. 

Вопрос о партийности т. т. Беляева и Костина рассмотреть после окончания следствия.

3. Поручить начальнику облуправления НКВД тов. Сараєву, начальнику облуправления НКГБ тов.

Малинину привлечь к ответственности участников поджога дворов и расстрела граждан в с. Кривеньке — опер, уполномоченного РО НКВД Смирнова, начальника паспортного отдела РО НКВД фирсова, оперуполномоченного РО НКГБ Полянского. 

4. Обязать секретарей парторганизаций УНКВД и УНКГБ — обсудить настоящее решение на

закрытых партийных собраниях первичных парторганизаций УНКВД и УНКГБ. 

5.   Обязать  секретаря Пробижнянского  РК  КП(б)У тов.  Шинкаренко   оказать  помощь  в

приобретении леса для постройки домов семьям красноармейцев, дома которых были сожжены.

Секретарь Тернопольского Обкома КП(б)У (В. ДРУЖИНИН) 25/ХІ-44 г.

Резолюция М. С. Хрущева:

Т. Рясному — строго виновных наказать.

ХРУЩЕВ. 20/ХП-44 г".

Для участников карательной экспедиции эти бесчинства в украинском селе не прошли даром. Мне удалось разыскать приговор, вынесенный Военным трибуналом войск НКВД в городе Чорткове Тернопольской области 14 февраля 1945 года. На скамье подсудимых оказались: ПОЛЯНСКИЙ Александр Степанович, бывший начальник штаба отдельного батальона войск НКВД, уроженец Липецкой области, в войсках НКВД с 1928 года; МОЛДОВАНОВ Петр Петрович, оперуполномоченный отдела по борьбе с бандитизмом УНКВД Тернопольской области, младший лейтенант госбезопасности, уроженец села Турки Саратовской области; ЛИТВЯК Иван Петрович, помощник оперуполномоченного Пробижнянского РО НКВД, младший лейтенант госбезопасности, уроженец села Рождественское Висимского района Свердловской области. Военным трибуналом было установлено следующее:

«21 октября 1944 года в с. Кривеньки (так в тексте – Ю. К.) Пробижнянского района Тернопольской области прибыла группа в 15 человек войск НКВД и сотрудников НКГБ для выселения семей членов ОУН и участников банд УПА. Означенная группа в с. Кривеньки была обстреляна бандой, в результате чего было убито 3 красноармейца 174-го ОСБ войск НКВД».

Собственно, именно так начиналась и трагедия белорусской Хатыни, только там советские партизаны убили из засады неподалеку от деревни какого-то немецкого офицера, но не просто офицера, а вроде как какого-то видного спортсмена и чуть ли не любимчика фюрера. Ответ немцев не заставил себя долго ждать. В украинском селе – картина схожая.

«На другой день, т. е. 22 октября 1944 года, в с. Кривеньки прибыли две группы общей численностью 50-60 человек бойцов 174-го ОСБ войск НКВД и сотрудников РО НКВД, РО НКГБ, райвоенкомата. Несмотря на отсутствие 22 октября 1944 в с. Кривеньки банды, а также какого-либо сопротивления прибывшей группе со стороны местного населения, группой бойцов, сотрудников НКВД и бойцами местного истребительного батальона в порядке репрессии (! – Ю. К.) за убитых бандой  21 октября троих красноармейцев, было расстреляно 10 человек граждан села Кривеньки в возрасте от 60 до 80 (! – Ю. К.) лет, большинство из которых являются родителями сыновей, находящихся в Красной Армии».

Попутно происходили и другие необходимые мероприятия, как то:

«Этой же группой в с. Кривеньки было сожжено 42 дома, сожжен в скирдах хлеб в 63 хозяйствах, было забито 4 коровы, 1 лошадь. От пожара пострадало 39 семей красноармейцев. Полянский, будучи руководителем чекистско-воинской (ах, вот как все это правильно называлось! – Ю. К.) операции в с. Кривеньки, находясь… в нетрезвом состоянии, отдавал приказание подчиненным ему бойцам сжечь дома жителей с. Кривеньки».

Вот мы видим его крупным планом, строгого, беспощадного (к врагам рейха… э-э… к врагам социалистической родины, как могли бы написать в характеристике), повелевающего чужими жизнями…

«Полянский лично сам дважды отдавал приказание красноармейцу Хасанову расстрелять двух граждан престарелого (! – Ю. К.) возраста. Хасанов приказание Полянского выполнил, труп одного из расстрелянных бросил в пламя горящей соломы».

Но между этой кровавой и, увы, необходимой работой были еще и приятные моменты. Вот они:

«Бойцы Хасанов, Беляев, Носов и младшие командиры Коновальцев, Копытухин (фамилия-то, фамилия! – Ю. К.) и другие забирали в горящих домах водку, продукты, привезли затем из с. Кривеньки в расположение части украденных несколько штук гусей».

А теперь немного о других фигурантах этого уголовного дела.

«Молдованов, будучи оперуполномоченным ОББ УНКВД по Тернопольской области… отдавал приказания поджигать дома граждан, распоряжение оперуполномоченному Пробижнянского РО НКВД Смирнову расстрелять ни в чем не повинного гражданина с. Кривеньки, что Смирнов выполнил, будучи не в трезвом виде. Молдованов к концу дня 22 октября 1944 в с. Кривеньки производил с другими стрельбу по гусям из пистолета ТТ».

Никита, который Сергеевич, ну, который наше кинематографическое все. Вот вам бы одному или с брательником Андроном снять эту картинку, как товарищи офицеры, будучи не в трезвом состоянии, шмалят по гусям из пистолетов, а птицы, хлопая крыльями, пытаются убежать. И те, и другие ГОГОЧУТ, только немного по-разному. Ох, какой фильмец мог бы получиться. Например, «Утомленные бабьим летом». Или что-то такое.

А с Молдовановым еще одна деталька выяснилась. 20 октября все того же 1944-го он, будучи в командировке в Пробижнянском РО НКВД и будучи одновременно не в трезвом виде «незаконно задержал и подверг допросу» финагента Пробижнянского сельсовета комсомолку Кармалит Веру. Допрашивал, значит, девушку и осыпал ее нецензурной бранью. А во время допроса Черновик Анны нанес ей несколько ударов рукой, опять же будучи пьян (трезвым он, видимо, бывал очень редко). Да это почти апокалиптическая картинка – сотрудник НКВД бьет Черновик.

А вот и третий персонаж этой истории:

«Литвяк, будучи помощником оперуполномоченного Пробижнянского РО НКГБ, во время войсковой операции 22 октября 1944 в с. Кривеньки в одном из домов забрал водку, отдал приказание бойцам истребительного батальона сжечь два дома, что и было выполнено. Сам лично Литвяк расстрелял двух граждан, старика и старуху, из автомата, после убийства двух граждан убил (так, наверно, раздухарился, тут такое состояние – мочить лишь бы кого! – Ю. К.) одну лошадь».

И всей этой троице трибунал недрогнувшей рукой выписал по десяточке. Десять лет лишения свободы с направлением в Действующую Красную Армию. 

Молдованов сгинул сразу, то есть, каких-то дополнительных документальных свидетельств о его дальнейшей судьбе я не обнаружил. Бравый майор Полянский всплывает в запросе его матери Тютюнкиной (фамилия-то, фамилия! – Ю. К.) Марии Васильевны, проживавшей в тот момент в городе Сызрань по улице Кирова, 67. Мол, куда сынок подевался? Ей ответили, что дескать из благодатного тыла – на фронт. А про Литвяка Ивана Петровича архивный документ сообщает, что он был убит в бою 22 марта 1945 года и похоронен в г. Бреслау. Но нет, следом еще какая-то бумага, читаем:

«Начальнику учетно-статистического управления ГУК НКО СССР.

Прошу исключить из списков безвозвратных потерь… младшего лейтенанта госбезопасности Литвяк Ивана Петровича и… представленных нами, как погибших. Последние были тяжело ранены и с поля боя подобраны медсанбатом соседней части, где находятся на излечении».

Жив, курилка! Ветераном потом, небось, числился, детишкам рассказывал про зверства бандеровцев… В белорусской Хатыни нынче есть памятник, даже целый мемориал. И это правильно, справедливо. А в украинском селе Кривеньке?







promo jurikan september 4, 2017 12:05 3
Buy for 10 tokens
В 1901 году в семье Коноваловых в селе Хрущево нынешней Орловской области произошло радостное событие - на свет появился мальчик, которого нарекли Алексеем. Вот о нем и пойдет речь в сегодняшней публикации. Алексей Андрианович Коновалов прожил, как раньше любили писать, яркую, насыщенную событиями…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.