jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Сталин собирался напасть на Гитлера 22 июня 1941 года? Вполне возможно.

В том, что Советский Союз собирался напасть на Германию – сомнений нет. Главный вопрос: когда? Есть несколько версий. Операция «Гроза» вроде бы должна была начаться 6 июля 1941 года. Или чуть раньше. Возможно, 24 июня. Или 25-го. Так когда же?

Фото: Гугл.

Напряжение в июне 1941 г. достигло какого-то немыслимого градуса. Вот появилось знаменитое заявление ТАСС от 14 июня: мы мирные, пушистые, ни на кого нападать не собираемся, занимаемся лишь боевой учебой. Вот 21 июня, в погожий летний вечер, высокопоставленные советские военные вдруг валом повалили в театры и концертные залы. Мол, выходной день – святое дело. А военнослужащие Красной Армии рангом поменьше получили увольнительные в массовом порядке: гуляй, братва! Тут такое странное противоречие: чем больше накапливалось сведений о возможном нападении Германии на СССР, чем острее делалась обстановка, тем беспечнее становилось поведение всякого рода ответработников в Советском Союзе.

И что это было? Безалаберность? Головотяпство? Наша всегдашняя беспечность – авось ничего не случится? Ответ здесь один и очень простой: это была МАСКИРОВКА. Маскировка в наивысшей форме ее выражения, когда тетива лука натянута до крайнего предела, стальной кулак сжат до немыслимой силы. И главное в такой ситуации, не вспугнуть противника, не дать ему какими-нибудь действиями нарушить наши грандиозные планы. 

Однако… все же… бабахнуть по Гитлеру… намечалось... когда?

В мемуарах помощника председателя КГБ СССР Игоря Синицина «Андропов вблизи», которые я уже как-то упоминал и цитировал, есть один чрезвычайно любопытный момент. Отец Игоря Елисеевича в конце 30-х работал в советской разведке и будучи как бы типа дипломатом в Финляндии, попал осенью 1939-го на заседание Политбюро, где как раз и решалась судьба этой самой Финляндии. Оказался товарищ, так сказать, облечен высоким доверием. В числе немногих посвященных он знал дату нападения на соседнюю северную страну, озвученную на том самом абсолютно секретном заседании. И что же в итоге? Нападение на самом деле произошло на три дня раньше.

То есть, вот это и есть элементы самой строгой маскировки таких судьбоносных решений. Истинную информацию знает только чрезвычайно узкий (может, человек 5-6 максимум) круг людей, а остальные обладают не вполне правдивыми или даже просто ложными сведениями,  и даже если где-то случайно проговорятся, то не страшно. Хороший приемчик, правда? И если его хотя бы разок применили (в случае с Финляндией именно это и применили), почему бы не попробовать такую штуку крутануть еще раз?

Кстати, на таких заседаниях советской верхушки использовался особый же советский язык – отмечал известный исследователь Эдвард Радзинский. И Сталин, и Ворошилов, и все остальные вполне серьезно говорили (да ведь тут же только свои, из особой касты, да, казалось бы, можно не стесняться – ан нет) о подготовке Финляндии к нападению на СССР, о том, как Советскому Союзу отразить «агрессию», прекрасно понимая при этом, что сиё есть абсолютная туфта, фейк, как сказали бы сегодня.

Но вернемся к нашей теме. 6 июля… Нет, вряд ли. Уже вся советская военная машина пришла в движение месяцем раньше. 24 или 25 июня? Пожалуй, это ближе к истине. И откуда-то ж взялись эти цифры. А если оттуда отминусовать три дня? Что имеем? 21 июня ничего такого не произошло. Зато на следующий день… Не опередил ли Гитлер «друга Иосифа» на несколько часов? Вполне возможно.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic