jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Jurikan: "Золотая роза" Чернобыля

26 апреля этого года я копался в своей библиотеке. Томик Константина Паустовского "Золотая роза" словно сам в руки попросился. Я раскрыл книгу и прочитал:
"Пока еще я сам не знаю, что буду писать. Мысль существует во мне, как волнение, как желание передать другим все то, что наполняет сейчас мой разум, мое сердце, все мое существо. Мысль живет во мне, но во что она выльется, какие найдет пути для своего выражения, мне неясно еще самому... Я буду говорить со всем миром".
Цитата показалась мне очень знакомой, хотя впервые "Золотую розу" я прочитал уже давно. В начале 80-х прошлого века я сам пробовал сочинять рассказы, и меня, конечно, интересовало, как это получается у других авторов. Я не мог не прочитать тогда эту вещь Паустовского, где он размышлял о сложностях писательского труда. Стоп. Ведь я же записывал наиболее яркие впечатления от прочитанного в дневник. Вести дневник у меня вошло в привычку. Ага, вот и запись о Паустовском:
"Золотая роза"... Прочел на одном дыхании. Интересно и выпукло. Был поражен тем, что на Паустовского, как и на меня в свое время, произвел ошеломляющее впечатление рассказ Бунина "Легкое дыхание". Помню, как, читая его, словно выпал из времени и пространства. У Паустовского - то же самое".
Я взглянул на дату записи и слегка вздрогнул: 26 апреля 1985 года. Получается, что я снова обратился к "Золотой розе" 30 лет спустя. Оставалось только мысленно произнести тривиальную фразу насчет совпадений, происходящих в жизни.
"Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая греха..." Хрестоматийные строчки. А вот из чего может появиться проза. В "Золотой розе" автор подробно рассказывает, как из-под его пера появился первый рассказ. В начале ХХ века тогда еще скромный гимназист Костя Паустовский приезжает на лето в запущенное имение неподалеку от провинциального городка, чтобы натаскать генеральского сынка перед осенними переэкзаменовками. Лето проходит незаметно. И вот уже будущий писатель возвращается в свой большой город. Его путь лежит через тот самый провинциальный городок, где предстояло заночевать, а утром сесть на пароход. Именно там автор (к тому времени уже вовсю пописывающий стихи и публикующих их в различных изданиях) получает в свое распоряжение драматический сюжет о нравах тогдашней провинциальной жизни. Вот он.
Повстречались и полюбили друг друга молодые люди: еврейский парень Иоська и православная девушка Христя. Более решительная девушка, несмотря на протесты родителей, пошла жить к возлюбленному. Разразился грандиозный скандал. После этого молодые люди решили оформить отношения официально, но не тут-то было. Перейти в православие Иоське решительно отказал священник Михаил. А тут и свои нанесли удар под дых: Иоську вместе с его матерью проклял в синагоге раввин. Не заставили себя долго ждать в данной ситуации и светские власти: Иоську арестовали, а Христю вернули в родительский дом.






Христя, пишет Паустовский, "плакала несколько дней... ничего не ела. А в самый иом-кипур она, как уснула вечером, так и не проснулась. И лежала такая белая и счастливая, - должно быть, благодарила бога, что он взял ее от этой паскудной жизни".
Услышав эту историю и увидев, что называется, вживую некоторых ее участников (самого Иоську и отца Христи Никифора), Паустовский решил написать первую в своей жизни прозу. Этот рассказ - "На воде" - автор принес в журнал, где его уже печатали, но редактор попросил кое-что переделать. И снова цитата из "Золотой розы":
"Я забрал рассказ и спрятал его. Только на следующую весну я достал его, прочел и понял еще одно обстоятельство: в рассказе не чувствовалось автора - ни его гнева, ни мыслей, ни преклонения перед любовью Христи. Тогда я снова переделал рассказ и отнес его редактору - не для печатания, а для оценки. Редактор прочел его при мне, встал, похлопал по плечу и сказал только одно слово:
-Благословляю".

Рассказ был опубликован, сильный, страстный. С него началось восхождение на Олимп молодого автора. Именно тогда определилась творческая судьба Константина Паустовского. Он окончательно забросил стихи и перешел на прозу. Поэтому и через десятилетия Константин Георгиевич подробно и с волнением повествует, как рождался его ПЕРВЫЙ РАССКАЗ (здесь и далее выделено мной - авт.). А начинался он... Да, начинался рассказ вот так:
"Я возвращался на пароходе по Припяти из местечка Чернобыль в Киев".
Да, именно в ЧЕРНОБЫЛЕ происходили события, легшие в основу рассказа "На воде". Интересное совпадение? Интересное. Что вообще мы знаем об энергии мысли? Насколько велика может быть ее сила? Каких глубин достигло отчаяние Христи? Насколько силен был гнев Иоськи и куда он направлялся? Проклятие раввина - просто словесная формула или все же нечто большее? Наконец, смерть Христи в Судный день - грозное предзнаменование или что-то еще? Что означает гибель любви, если Бог есть любовь?
Писатель Константин Паустовский, мастерски владевший словом, как бы подключил к драматическим событиям начала ХХ века тысячи своих читателей. Помните, он быстро написал первый вариант рассказа, но затем отложил его, потому что в произведении не было его ГНЕВА и его МЫСЛЕЙ? А когда в рассказе все это появилось, то редактор журнала сразу же БЛАГОСЛОВИЛ публикацию. Значит, у читателей, которые СОПЕРЕЖИВАЛИ, тоже появлялись ГНЕВ и МЫСЛИ. Может быть, в какой-то момент эта мысленная энергия, в которой присутствовало слово "ЧЕРНОБЫЛЬ", превысило некую КРИТИЧЕСКУЮ МАССУ и началась необратимая РЕАКЦИЯ?

Фото: Гугл

Tags: Мистика
Subscribe

promo jurikan май 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments