jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Убийство белорусской журналистки Вероники Черкасовой по-прежнему остается нераскрытым

ЧАСТЬ 2.

Из цикла  "Белорусские сюжеты"

Начало см. https://jurikan.livejournal.com/172837.html

Белорусская журналистка Вероника Черкасова погибла в своей квартире в доме по улице Некрасова в Минске 20 октября 2004 года от множества ножевых ранений. Кто-то проник в ее жилище в первой половине дня и зверски расправился с беззащитной женщиной. По мнению экспертов, действовал профессионал, и, вероятно, уже первый удар ножом оказался смертельным (и убийца об этом знал), а остальные наносились для маскировки. Милиция, как водится в таких случаях, стала трясти ближайших родственников погибшей – ее отчима и 15-летнего сына. Однако эта линия завела сыщиков в тупик. Коллеги журналистки предположили, что возможной причиной гибели Вероники  стала ее профессиональная деятельность. 

Вероника Черкасова, красивая и улыбающаяся. Фото из открытого доступа.
Вероника Черкасова, красивая и улыбающаяся. Фото из открытого доступа.

Речь идет о двух темах, которыми вроде бы занималась Вероника: о незаконной продаже оружия Ираку и о борьбе двух кланов вокруг Гомельского винодельческого завода. Оба сюжета были достаточно взрывоопасными, и в принципе могли сподвигнуть неких товарищей на радикальные меры. Но… Давайте попробуем разобраться.

Информацию и об оружейной сделке, и о винодельческой возне Черкасова могла получить от кого-то, кто был в курсе этих дел. Возможно, ей передали копии каких-либо документов. Вполне допускаю, что при обнародовании данных бумаг мог вспыхнуть скандал, который повлек бы какие-то (для кого-то негативные) последствия. Но с ликвидацией журналистки разве исчезала угроза для определенной группы лиц? Ведь информация оставалась у их противников. Что помешала бы им передать документы в другое издание или вообще опубликовать анонимно? По некоторым данным, оба сюжета уже оставались у Черкасовой в прошлом. И даже если бы она ими занималась, почему никто не попытался переговорить с ней? Предупредить о последствиях? Пригрозить, в конце концов? 45-летняя женщина жила в обычной городской квартире, ее сын-подросток занимался в обычной городской школе. В таких условиях очень легко можно стать сговорчивым. Тем более, что Черкасова в общем-то не проводила журналистских расследований, она занималась социальной проблематикой.

Если бы Вероника почувствовала опасность, она, вероятно, поделилась бы мыслями с близкими людьми, с коллегами по работе. Однако никаких звонков или писем с угрозами ей не поступало. Убийца появился на ее пороге неожиданно, без всякого предупреждения. Был специалистом своего дела, действовал хладнокровно и решительно. Из квартиры женщины ничего не пропало, в комнате, где произошло преступление, сохранился порядок. Из странностей отмечена только одна – в записной книжке Вероники, лежавшей в ее сумке, обнаружили следы крови, и можно предположить, что именно убийца перелистывал страницы. Значит, его интересовала какая-то информация. Какая? Отметим такую деталь, что киллер не засветился в адресе сотовой связью, телефона с собой не имел. Это еще один пунктик к его профессиональной подготовке. Чтобы попасть в нужную квартиру, ему надо было проникнуть в подъезд (что не так сложно) и на отгороженную ( и тоже запиравшуюся на замок) лестничную площадку. Кем он прикинулся? Электриком? Сантехником? Работником милиции? В любом случае, у осторожной журналистки подозрений не вызвал.

А что если… Какое крупное событие произошло незадолго до гибели Вероники Черкасовой, лишь одно прикосновение к которому обжигало бы? И не будем трогать винно-водочные дела или что-то подобное… Подождите, да ведь в первых числах сентября 2004 случился масштабный захват заложников в соседней России, в Беслане – крупнейший теракт в череде подобных. Неясных и подозрительных моментов в трагедии на Северном Кавказе тогда (да и теперь) было выше крыши. Любая, скажем так, нестандартная информация об этом ЧП мирового масштаба могла стать смертельно опасной.  Если предположить, что Вероника узнала что-то исключительно важное, касающееся бесланской трагедии (и, предположим, как-то связанное с Беларусью)?.. 

О странной осведомленности белорусских властей в некоторых (на тот момент еще не произошедших, но готовящихся) делах  я расскажу чуть позже.


promo jurikan september 4, 2017 12:05 3
Buy for 10 tokens
В 1901 году в семье Коноваловых в селе Хрущево нынешней Орловской области произошло радостное событие - на свет появился мальчик, которого нарекли Алексеем. Вот о нем и пойдет речь в сегодняшней публикации. Алексей Андрианович Коновалов прожил, как раньше любили писать, яркую, насыщенную событиями…

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.