jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Убийство белорусской журналистки Вероники Черкасовой по-прежнему остается нераскрытым

ЧАСТЬ 2.

Из цикла  "Белорусские сюжеты"

Начало см. https://jurikan.livejournal.com/172837.html

Белорусская журналистка Вероника Черкасова погибла в своей квартире в доме по улице Некрасова в Минске 20 октября 2004 года от множества ножевых ранений. Кто-то проник в ее жилище в первой половине дня и зверски расправился с беззащитной женщиной. По мнению экспертов, действовал профессионал, и, вероятно, уже первый удар ножом оказался смертельным (и убийца об этом знал), а остальные наносились для маскировки. Милиция, как водится в таких случаях, стала трясти ближайших родственников погибшей – ее отчима и 15-летнего сына. Однако эта линия завела сыщиков в тупик. Коллеги журналистки предположили, что возможной причиной гибели Вероники  стала ее профессиональная деятельность. 

Вероника Черкасова, красивая и улыбающаяся. Фото из открытого доступа.
Вероника Черкасова, красивая и улыбающаяся. Фото из открытого доступа.

Речь идет о двух темах, которыми вроде бы занималась Вероника: о незаконной продаже оружия Ираку и о борьбе двух кланов вокруг Гомельского винодельческого завода. Оба сюжета были достаточно взрывоопасными, и в принципе могли сподвигнуть неких товарищей на радикальные меры. Но… Давайте попробуем разобраться.

Информацию и об оружейной сделке, и о винодельческой возне Черкасова могла получить от кого-то, кто был в курсе этих дел. Возможно, ей передали копии каких-либо документов. Вполне допускаю, что при обнародовании данных бумаг мог вспыхнуть скандал, который повлек бы какие-то (для кого-то негативные) последствия. Но с ликвидацией журналистки разве исчезала угроза для определенной группы лиц? Ведь информация оставалась у их противников. Что помешала бы им передать документы в другое издание или вообще опубликовать анонимно? По некоторым данным, оба сюжета уже оставались у Черкасовой в прошлом. И даже если бы она ими занималась, почему никто не попытался переговорить с ней? Предупредить о последствиях? Пригрозить, в конце концов? 45-летняя женщина жила в обычной городской квартире, ее сын-подросток занимался в обычной городской школе. В таких условиях очень легко можно стать сговорчивым. Тем более, что Черкасова в общем-то не проводила журналистских расследований, она занималась социальной проблематикой.

Если бы Вероника почувствовала опасность, она, вероятно, поделилась бы мыслями с близкими людьми, с коллегами по работе. Однако никаких звонков или писем с угрозами ей не поступало. Убийца появился на ее пороге неожиданно, без всякого предупреждения. Был специалистом своего дела, действовал хладнокровно и решительно. Из квартиры женщины ничего не пропало, в комнате, где произошло преступление, сохранился порядок. Из странностей отмечена только одна – в записной книжке Вероники, лежавшей в ее сумке, обнаружили следы крови, и можно предположить, что именно убийца перелистывал страницы. Значит, его интересовала какая-то информация. Какая? Отметим такую деталь, что киллер не засветился в адресе сотовой связью, телефона с собой не имел. Это еще один пунктик к его профессиональной подготовке. Чтобы попасть в нужную квартиру, ему надо было проникнуть в подъезд (что не так сложно) и на отгороженную ( и тоже запиравшуюся на замок) лестничную площадку. Кем он прикинулся? Электриком? Сантехником? Работником милиции? В любом случае, у осторожной журналистки подозрений не вызвал.

А что если… Какое крупное событие произошло незадолго до гибели Вероники Черкасовой, лишь одно прикосновение к которому обжигало бы? И не будем трогать винно-водочные дела или что-то подобное… Подождите, да ведь в первых числах сентября 2004 случился масштабный захват заложников в соседней России, в Беслане – крупнейший теракт в череде подобных. Неясных и подозрительных моментов в трагедии на Северном Кавказе тогда (да и теперь) было выше крыши. Любая, скажем так, нестандартная информация об этом ЧП мирового масштаба могла стать смертельно опасной.  Если предположить, что Вероника узнала что-то исключительно важное, касающееся бесланской трагедии (и, предположим, как-то связанное с Беларусью)?.. 

О странной осведомленности белорусских властей в некоторых (на тот момент еще не произошедших, но готовящихся) делах  я расскажу чуть позже.


promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic