jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Как писателя Владимира Карпова к званию Героя Советского Союза представляли

Спустя десятилетия после Победы писатель Владимир Карпов написал документальную книгу "Полководец", в которой нашлось место и его собственным воспоминаниям о войне. Что ж, откроем, почитаем:





"…Получив медаль "За отвагу", а затем орден Красной Звезды, я уже мечтал о третьей награде. Был я тогда молод и горяч - в 1942 году исполнилось мне всего двадцать лет. Очень мне хотелось вернуться в Ташкент с гордо поднятой головой, снять с себя и родителей незаслуженную тень, брошенную на нашу семью моей судимостью, вот я и лазил с разведчиками, как говорится, не щадя живота своего. Мои дела не оставались незамеченными. Мне присвоили звание сержанта, и я стал командиром отделения. Затем - младшего лейтенанта, лейтенанта. Я уже командовал взводом разведки. Командир полка Кортунов ценил меня, ибо наш полк никогда без "языков" не сидел. О наших делах шла добрая слава на Калининском фронте. Обычно разведчиков, как и летчиков, представляли к званию Героя Советского Союза не только за отдельный выдающийся подвиг, но и за суммарные боевые дела. Были такие неписаные законы, вроде даже правила - летчика представляли за сбитые 20- 25 самолетов врага, а разведчика за приведенных 15-20 "языков". Настал день, когда на моем счету было участие в захвате уже 45 "языков". Подполковник Кортунов позже объяснил мне, что, учитывая темное пятно в моей биографии, он не представлял меня к высшей награде, когда на моем счету было 20 "языков", ждал, чтобы их количество было такое, когда не смогут отказать в присвоении мне звания Героя. И вот меня представили к этому званию, ходатайство пошло "наверх".

Время шло, я продолжал ходить на задания, а ответа "сверху" все не было. Вдруг меня вызывают к командиру полка. Вызов в штаб для меня не был необычным делом - я там получал очередную задачу почти ежедневно. Пришел к Кортунову. Он сидит мрачный, на меня глаз не поднял. В чем, думаю, дело? Вроде бы я ничем не провинился. Алексей Кириллович был чуткий и совестливый человек, то, что произошло, видно, обескуражило его настолько, что он испытывал передо мной (перед подчиненным!) неловкость. Он коротко сказал:

- Вот почитай,- и повернул ко мне бумаги, которые лежали на столе.

Я прочитал заголовок: "Наградной лист". Ниже шла моя фамилия, биографические данные и описание тех дел, за которые меня представляли к званию Героя Советского Союза. Но как бы зачеркивая все это, наискосок наградного листа бежали крупные красные буквы кем-то написанной резолюции. В этих буквах, еще до того, как я понял их смысл, даже внешне виделось раздражение того, кто их написал: "Вы думаете, кого представляете?!" Подпись была неразборчивая, но такая же жирная и сердитая, будто вся состояла из восклицательных знаков.

Кортунов как-то тихо, по-домашнему, неофициально сказал:

- Ну, ничего, Володя, не огорчайся! Правда на земле все же есть...".


Прошу прощения за столь длинную цитату, но она здесь просто необходима. И что мы видим? А вот что. Из официальной биографии Владимира Васильевича следует, что будущий советский писатель в феврале 1941 года военным трибуналом был приговорен к пяти годам заключения за антисоветскую агитацию. Ответственность за антисоветчину предусматривал пресловутый 10-й пункт 58-й статьи действовавшего тогда УК РСФСР и соответствующих статей уголовных кодексов советских республик. Так Карпова осудили по этому пункту? Нигде нет таких сведений. Зато есть версия, что будущего главного редактора журнала "Новый мир" и предводителя всех советских писателей посадили за... элементарную кражу (если эт о так, то... хорошо надо было слямзить, чтобы аж пять лет потянуло). Но, подчеркну, это лишь версия. И есть еще одно предположение касаемо посадки Владимира Васильевича, что это все темные чекистские дела. Однако никаких преданных гласности документов и по этому поводу нет. А вот бы взять и опубликовать приговор суда сегодня. Что там нынче секретного? Ничего. А ясность в этом вопросе была бы внесена.

Осужденных за контрреволюционные преступления, как правило, на фронт не брали; это "социально близких", то есть уголовников - пожалуйста. Но, может, Владимир Карпов - как раз исключение из правила? В любом случае, факт судимости разведчика, безусловно, учитывался командованием при составлении наградных документов; медаль или даже какой-нибудь не очень значительный орден ему могли вручить, однако представить к высшей награде - званию Героя Советского Союза - как-то очень сомнительно. Удостоенный такого звания получал медаль "Золотая звезда" и орден Ленина. Это все - антисоветчику?

Однако наградная эпопея Владимира Васильевича известна абсолютно точно. В январе 1943 года (кстати, в процитированных воспоминаниях речь почему-то идет о 1942 годе, хотя отсчет наград писателя начинается в 1943 году) красноармеец взвода пешей разведки Карпов был награжден медалью "За отвагу". Вслед за этим, как точно вспоминает писатель, последовал орден Красной Звезды. Затем отважного разведчика наградили орденом Красного Знамени. В том же 1943 году Карпова представили к званию Героя Советского Союза, и 4 июня 1944 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении высокого звания разведчику. Добавлю сюда, что в феврале 1943 года с Карпова была снята судимость. Однако нигде не говорится, что Владимир Васильевич был реабилитирован. То есть, подождите, получается, что судимость с него сняли, но какое-то преступление он совершил по-настоящему?

Однако вернемся к фронтовым наградам писателя. Публикуя в 80-х годах прошлого века повесть "Полководец", Карпов отлично знал, что все наградные документы хранятся в военных архивах и каждому встречному-поперечному просто так не выдаются. Значит, можно смело сочинять всякие истории про невероятные "походы" в Витебск за чертежами немецких оборонительных укреплений (кстати, описывая свои мнимые приключения в Витебске, Карпов простодушно проговорился, что об этих витебских делах знал только он один - это абсолютно верно). В Советском Союзе любую бумажку могли засекретить или максимально ограничить к ней доступ, так сказать, широкой общественности. В 80-х годах (да и позднее) Карпов и предположить не мог, что огромный массив военных наградных листов окажется в открытом доступе в Интернете. В том числе и документы, касающиеся его лично. Да не просто в открытом доступе, а в виде отсканированных копий. И мы сегодня можем просто посмотреть, как же выглядел на самом деле наградной лист на Владимир Карпова, в котором он представлялся к званию Героя Советского Союза.

Вот титульный лист документа; по идее, именно здесь должна быть та самая размашистая надпись высокого начальника. Но... ничего подобного здесь нет.



Может, высокий начальник в раздражении черканул свой автограф дальше? Смотрим второй лист. И здесь все - чисто.



Ага, есть же еще и заключительные графы, в конце документа грохнуть: "Не рекомендую, судимый, антисоветчик". Однако ничего такого и здесь нет. Наоборот, все вышестоящие командиры, включая и генеральского звания, единодушно поддерживают кандидатуру Карпова.



Мы можем констатировать, что размашистая надпись на наградном листе - лишь плод воображения писателя. Это штришок к его лепке собственной биографии, на мой взгляд, сознательная дезинформация. Остается лишь задать вопрос: какие еще тайны скрыты в судьбе известного советского и российского писателя Владимира Васильевича Карпова?

Фото: Гугл и сайт "Подвиг народа"

Tags: Война, История, Россия, СССР, Совершенно секретно
Subscribe

promo jurikan july 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments