jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Самая жгучая тайна октября 1944 года

В прошлой публикации (см. http://jurikan.livejournal.com/149551.html), комментируя статью российского журналиста Николая Долгополова "Как погиб разведчик Кузнецов", опубликованную в "Российской газете", я высказал некоторые свои соображения. Статья Николая Михалыча заканчивается разделом под названием "За смертью на грузовике". Не могу этот раздел здесь не процитировать:


Паспорт воинского захоронения в селе Кунев.



"Тяжело переживала гибель Кузнецова его помощница Лидия Лисовская. После освобождения Ровно опытнейшая разведчица эмоций не скрывала. Часто повторяла, что знает о деятельности действовавшего в Ровно подполья такое, что могут полететь большие головы.

Вскоре группы партизан из Ровно пригласили в Киев. Все поехали туда на поезде, а Лисовскую с двоюродной сестрой и тоже партизанкой Марией Микотой отправили почему-то на грузовике. 26 октября 1944 года в дороге около села Каменка их убили бандеровцы. Но кто сообщил бандитам о том, что две женщины будут именно в этом грузовике? Откуда узнали дату, маршрут? Мелькает здесь нечто уже виденное, полузнакомое. Убийц тогда не нашли. Хотя под подозрение попали многие, наказан никто не был".


Логика здесь такая же, как и во всей статье о разведчике Кузнецове. Николай Долгополов в своем сочинении осторожно намекает, что легендарного советского диверсанта могли выдать немцам руководители Ровенского подпольного обкома, в частности, партийный деятель по фамилии Бегма. Значит, выдали немцам, а убили Кузнецова бандеровцы. Это как? Та... ну, вот оно же ж... И здесь вот тоже "нечто уже виденное, полузнакомое". Помощниц Кузнецова могли выдать... А кому? Ну, гм, может быть, немцам, а те - бандеровцам, а, может, напрямую - бандеровцам. А почему именно им? Дак а кто ж девушек еще мог убить? Короче, аргументация в статье Н. Долгополова - железобетонная.

С секретами советской эпохи (в том числе и с тайнами периода Второй мировой войны) происходит такая штука. Сначала широкой публике предлагается одна трактовка события. Потом оказывается, что это не то или не совсем то. Громко озвучивается другая информация. Потом шум стихает и вдруг выясняется, что матрешку надо развинчивать дальше - и, может, даже не один раз развинчивать. Вот и в случае с помощницами Николая Кузнецова, похоже, мы видим именно такую картинку.

В многочисленных публикациях о Лидии Лисовской (в первую очередь, о ней) есть все, что угодно, но достаточно важная информация отсутствует. Что произошло с девушкой и ее двоюродной сестрой после освобождения Ровенской области? Так их же направили во Львовское УНКГБ. Хорошо. В качестве кого? Какие должности они там занимали, какие звания имели, в каком подразделении УНКГБ работали, чем конкретно занимались? Казалось бы, простые вопросы, но ответов на них НЕТ и по сегодняшний день. Почему?

Будучи достаточно удаленным от архивов ФСБ России (в отличие от Николая Долгополова), я проделал такую нехитрую штуку: зашел на сайт ОБД "Мемориал" и набрал в поисковике фамилию Лидии Лисовской. И результат - вот он. Выясняется, что погибшие девушки похоронены в селе Кунев Изяславского района Хмельницкой области в братской могиле советских воинов. Это говорит о том, что на момент гибели Лидия Лисовская и Мария Микота были военнослужащими.



Двигаемся дальше. Из статьи Н. Долгополова (из некоторых других публикаций - тоже) следует, что Л. Лисовская неоднократно говорила о том, что она знает о ровенском подполье нечто такое, что если озвучит это, то полетят многие головы. Это могло крепко не понравиться партийному хозяину Ровенщины, тому самому Бегме, и он предпринял ответные меры. Ох-хо-хо! Вот Лидии Лисовской просто свербело везде ходить и рассказывать. Слушайте, она - сотрудница госбезопасности. Знаешь что-то такое - напиши рапорт начальству, пусть оно и разбирается. Если Лисовская располагала какой-то конкретной информацией, то она просто обязана была так поступить. А если имелись туманные намеки на предательство Бегмы, то это - всего лишь слухи, и распространением слухов Лидия Лисовская однозначно не занималась бы. Она, еще раз повторюсь, не обычная обывательница, а - сотрудница органов. Точка.

Если бы Василий Андреевич Бегма хотел расправиться с девушками, он, видимо, звонил бы во Львов, интересовался бы, где они и что, уточнял бы маршрут их передвижения. Ну, чтобы свой план покушения разработать. Ведь так, наверное? Во-первых, львовские чекисты ему не обязаны были докладывать, а во-вторых, после гибели сотрудниц, когда расследование этого дела взяли под контроль в Москве, кто-то во Львове воскликнул бы: постойте, да тут один чувак из Ровно все названивал по поводу... В общем, давайте оставим Василия Андреевича в покое. Намеки на него по поводу убитых сестер - это, на мой взгляд, лишь попытка скрыть истинную информацию.

Нам сообщают многочисленные историки советских спецслужб: девушки должны были добираться до Киева на поезде, и даже билеты были для них куплены, но вдруг что-то переигралось, и в последний момент на поезде они не поехали. А почему, что там и как, мы не понимаем, недоуменно пожимают плечами эти историки. Ребятки, я попробую вам ответить. Не поехали на поезде потому, что им поступил конкретный ПРИКАЗ на поезде не ехать. Непосредственное начальство сестер (а не кто-то таинственный другой) избрало другой способ передвижения. И на проселочной дороге сотрудницы, понятно, не голосовали (тем более - осенним вечером). В тот самый грузовик, ставший смертельной ловушкой, Лисовскую и Микоту подсадил кто-то, кому они всецело доверяли.

Зачем госбезопасности понадобилось их убирать? Хороший вопрос. Но попытаюсь и на него ответить. Потому что пришел четкий и недвусмысленный ПРИКАЗ СВЕРХУ (от структур, которые могли такие приказы отдавать) это сделать. Разве не так? Да, но зачем и кому это понадобилось? Ответ и здесь достаточно простой: потому что девушки (возможно, одна Лисовская) обладали информацией, которая ни при каких обстоятельствах не должна была стать достоянием гласности. Что-то такое девушки могли узнать ТОЛЬКО в оккупированном Ровно, то есть в тот период, когда они работали вместе с Николаем Кузнецовым. И вот итог - в октябре 1944 года все трое мертвы.

Существует версия (и достаточно здравая), что Николай Кузнецов был послан в Ровно для связи с гауляйтером Украины Эрихом Кохом. Так, может, это... Нет, интуиция подсказывает, что все же что-то другое. Так или иначе, трагедия, произошедшая на проселочной украинской дороге осенним вечером, по-прежнему является самой жгучей тайной месяца октября года 1944...

Фото: сайт ОБД "Мемориал"


Tags: Война, Госбезопасность, История, СССР, Совершенно секретно, Украина
Subscribe

promo jurikan july 26, 2015 15:34 4
Buy for 10 tokens
25 июля - день смерти Владимира Высоцкого и день рождения Василия Шукшина. Василию Макаровичу вчера могло бы исполниться 86 лет. Однако он умер довольно молодым - 2 октября 1974 г. Это случилось на съемках фильма "Они сражались за Родину". Съемочная группа жила на теплоходе "Дунай". превратившимся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments