jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Жизнь и смерть советского разведчика Николая Кузнецова-2

Начало см. http://jurikan.livejournal.com/148723.html

Если бы так просто можно было бы действовать советским агентам в немецком тылу… Однако читаешь материалы по истории подполья – и картина предстает совсем иная: тут подпольная группа разгромлена, тут разведгруппа задержана, тут оставленный чекист провалился…

Но, может, Николаю Кузнецову просто везло? Элемент везения в его военной судьбе, безусловно, присутствовал, но не настолько же, чтобы месяцами жить в столичном городе и не привлечь к себе внимания контрразведки противника. Ну, хотя бы такая деталь. В Ровно Пауль Зиберт появляется в качестве уполномоченного по снабжению одного из участков фронта. Хорошее прикрытие, чтобы везде разъезжать и отсутствовать на фронте. Более того, биографы Кузнецова нам еще сообщают, что такая должность позволяла иметь на руках большие суммы денег и хорошо на них гулять в ресторанах (конечно, в хороших разведывательных целях: завязывать там нужные знакомства, добывать ценную информацию). Подождите, это как?


Николай Кузнецов в советской (чекистской?) военной форме. Подождите, в его биографии сказано, что он был человеком гражданским, звания не имел...
Фото: Гугл.



Деньги-то получены казенные, они предназначены для закупок продовольствия. Как же немецкий офицер будет гудеть на них в ресторане, да еще и растрезвонив об источнике дохода каждому встречному-поперечному? Нет, такой реальный офицер, конечно, может сэкономить на закупках немного марок, где-то что-то схитрить, однако он категорически не будет говорить о своей золотой жиле случайному знакомому в ресторане. Случайный знакомый с удовольствием примет угощение и тут же стукнет куда следует. Он скоро в окопах будет гнить, а этот тыловик на фронтовых закупках жиреет. Через несколько кутежей Зибертом наверняка заинтересовались бы и контрразведка, и криминальная полиция. Но нет, нам говорят, что в оккупированном Ровно Кузнецов жил – не тужил, гудел себе, как примус, в питейных заведениях и в ус не дул. А я скажу, что так не бывает.

Дальше мы читаем, что Зиберт, как уполномоченный, действовал… один. Ну, совсем один. То есть, вот он появился в Ровно, снял квартиру, бросил под кровать чемоданчик походный и пошел выполнять свою миссию. Просто ходит по разным селам и заготавливает. Ходит, потому что у него даже машины не было. И никакой конторы, хотя бы где-то там завалящей комнатушки с вывеской. А отчетность Зиберту кто печатал? У него даже секретарши не имелось. Легенда об уполномоченном-заготовителе могла дожить только до первых двух-трех вопросов немецких компетентных органов.

В одной из книжек, посвященных разведчику, красочно описывается, как тщательно он заучивал свою легенду, как запоминал детали жизни в Восточной Пруссии, откуда Зиберт был родом. А появился первый раз в Ровно – и чуть сразу же не засыпался. Ибо фланировал по городским улицам в пилотке, а такую штуку к голове немецкие офицеры прикладывали только на фронте, в тылу носили фуражку. Может, даже присказка такая немецкая в ту пора существовала для отъезжавших в тыл: «Скоро сменишь пилотку на фуражку». Кузнецов об этом ничего не знал. Таких мелочей – тысячи, их все невозможно объять, если ты не жил в Германии, не вращался в немецком коллективе.

Насчет знания Кузнецовым немецкого языка уже писали. Язык можно выучить очень хорошо, но если ты совсем не жил в стране, где он для жителей родной – дело швах. Немец сразу почувствует какое-то не такое произношение, славянское, что ли. Поэтому разговоры о том, что Кузнецов не просто знал язык, а еще и некоторые диалекты, умел говорить с акцентами, присущими той или иной немецкой местности – это что-то из области фантастики, из мифа, созданного уже потом.

Николай Кузнецов в образе обер-лейтенанта мог появляться в Ровно только изредка – для краткосрочных визитов его маскировки хватило бы, но не более того. Почитайте книгу Николая Хохлова «Право на совесть». Хохлов был коллегой Кузнецова, в качестве агента НКГБ готовил в Минске покушение на гауляйтера Кубе, тоже знал немецкий язык и тоже использовал немецкую форму. Так вот, Хохлов появлялся в белорусской столице лишь в периоды острой необходимости, старался побыстрее покинуть город, чтобы ненароком не засыпаться. И при всем при том Кубе (в отличие от Коха) взлетел на воздух.

О задании Кузнецова в Ровно мы ничего не знаем. Тут полная разноголосица. Сначала нам сообщают, что разведчик готовил покушение на Эриха Коха. Там не получилось. Потом его внимание переключается на заместителя Коха Пауля Даргеля. Это покушение в конечном итоге оказалось успешным. После этого Кузнецов организует ряд терактов против немецких чиновников. А задание-то его в чем было? Именно развязать террор в городе? Для чего? Какая цель ставилась? Что конкретно говорилось в приказе НКГБ?

С покушениями в Ровно тоже нет полной ясности. Во всех нападениях участвует человек в форме обер-лейтенанта. Например, на Даргеля было организовано несколько покушений, и при последнем он якобы сказал: «Опять этот обер-лейтенант». Звучит полуанекдотически. А что же немцы? Оцепили город после очередного шухера, подняли на ноги агентуру, устроили тотальную проверку обер-лейтенантов, засады в разных местах? Да вот, понимаете… тут… как-то… что-то… не очень... и вообще не надо.

Еще одна (тоже почти смешная) деталь. В партизанском отряде Дмитрия Медведева в январе 1944 года (после серии терактов) поняли, что звание оберста демаскирует Кузнецова и решили сделать его гауптманом, слепив соответствующие документы. А раньше, значит, таких мыслей не приходило. Я назвал деталь почти смешной, отзываясь так не о реалиях, а о мифе, который нам подается.

Наверняка во всамделишной жизни все было по-другому. Если представить, что Эрих Кох работал на советскую разведку, тогда все становится на свои места. Собственно, а почему такого не могло быть? Кох в юности увлекался социалистическими идеями. В 1943 году он прекрасно понимал, что война Германией проиграна. Надо было позаботиться и о себе. Вряд ли Кох был классическим агентом, скорее, время от времени он сливал кое-какую информацию, зато высочайшего класса. Как например, о предстоявшем летом 1943 года о наступлении немцев под Курском. Вот с ним на связь могли отправить Кузнецова. Агентурной работой разведчик занимался до войны, так что, дело знакомое.

Такого информатора, как Кох, надо было беречь. Заботиться о его безопасности. Отводить от него возможные подозрения контрразведки противника. Возможно, резкая смена деятельности Кузнецова в Ровно – переход на террор – один из элементов обеспечения такой безопасности. Смотрите, в Ровно появился советский супердиверсант, и он охотится за высокопоставленными немцами. Покушение на заместителя Коха как бы говорит: хотелось бы самого, но не получается. И еще. Я не уверен, что Кузнецов участвовал во всех покушениях. Его приметы уже имелись у немцев, вряд ли он смог бы беспечно рассекать по Ровно уже после первого убийства.

Добавлю здесь еще пару слов о ресторанах, в которых якобы любил кутить Зиберт. Сотрудники службы безопасности сразу обшарили бы все общепитовские точки в городе. Официанты – народ наблюдательный (да и немецких осведомителей среди них хватало), они бы сразу рассказали о веселом и богатом офицере, который сорил деньгами. А с кем герр обер-лейтенант общался? А вот с этим и с этим, еще девушка к нему за столик подсаживалась, я ее знаю… И пошла бы цепочка арестов. Однако что-то таких подробностей нам биографы Кузнецова не сообщают. Почему? Сотворяя миф, они не хотят увязнуть в подробностях, в выдуманных деталях. На самом деле Зиберт, даже если и появлялся в каком-нибудь кафе, то выпивал чашечку кофе, вел себя скромно, незаметно и быстро покидал заведение.

Смерть Николая Кузнецова оказалась не менее загадочной, чем его военная биография. Уверен, что прочитав в следующий раз заключительный материал из серии, вы по-другому начнете относиться к этой истории.


Tags: Война, История, СССР, Совершенно секретно
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments