jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Странности в деле Чикатило Андрея Романыча. Часть 9

Начало см. http://jurikan.livejournal.com/146960.html

Давайте еще раз глянем на второй эпизод столкновения Чикатило с правоохранительной системой в сентябре 1984 года. Зайдем несколько с другой стороны. Незадолго до этого момента в Ростове была убита 24-летняя Ирина Лучинская, а перед этим в областном центре были обнаружены со схожими ранениями тела еще нескольких человек. Через неделю после убийства Лучинской Чикатило шныряет по вокзалу, кого-то выискивает, высматривает, подходит то к одной женщине, то к другой. Его поведение привлекает внимание двух сотрудников милиции, которые в тот день дежурили на автовокзале. Московский журналист Николай Модестов в своей книге «Серийные убийцы» опубликовал рапорт капитана милиции Заносовского:


Романыч вместе с супругой.
Фото: Гугл.



«Я дежурил на автовокзале с Ахматхановым. Одеты были в гражданскую форму. Находясь рядом с остановкой общественного транспорта, заметили высокого, примерно 180 сантиметров, худощавого человека лет сорока пяти. Черты его лица напоминали разыскиваемого по фотороботу. Он был в очках, без головного убора, при себе имел портфель коричневого цвета. Он и раньше вел себя подозрительно, и мы решили за ним понаблюдать. Подошел автобус N7 от железнодорожного вокзала в сторону аэропорта. Наблюдаемый покрутился среди пассажиров и поднялся в автобус. Мы вошли следом. Сразу бросилось в глаза его странное поведение. Он вел себя неспокойно, постоянно вертел головой, словно проверял, не следят ли за ним. Не заметив ничего подозрительного, наблюдаемый попытался войти в контакт со стоявшей рядом девушкой. Она была одета в платье с разрезом на груди. Он не спускал глаз с ее тела. В пути следования гражданин трогал кого-то из женщин за ноги, начался конфликт, и он вынужден был выйти из салона. Перешел на другую сторону и встал с пассажирами, ожидавшими рейсового автобуса в другую сторону. Подошел автобус, поехали обратно... Он встал в салоне перед женщинами, пристально их рассматривал, прижался к ним. Подсел к одинокой девушке, попытался с ней заговорить, но та встала и вышла на ближайшей остановке. Наблюдаемый поспешил вслед за ней, но девушка быстро ушла. Гражданин двинулся к магазину, около которого стояла группа женщин. Он то подходил к ним, то отходил. Так продолжалось 15-20 минут. Затем он двинулся пешком к следующей остановке, а оттуда приехал на железнодорожный вокзал. Минут двадцать посидел, озираясь, рядом со спящей женщиной и пошел на главный автовокзал. Подходил к группам женщин, прислушивался, поднялся в зал ожидания. Подсел к девушке, читавшей книгу, о чем-то ласково говорил. Когда девушка спустилась на первый этаж, мы узнали у нее, что гражданин интересовался, куда она едет. Узнав, что девушка отправляется в поселок Морозовск, наблюдаемый обрадовался и сказал, что едет туда же. О себе сказал, что работает преподавателем. Когда первая девушка ушла, к гражданину подсела молодая женщина. Они разговорились. Наблюдаемый вначале обнимал ее, а потом уложил голову девушки себе на колени, накрыл пиджаком и начал манипуляции явно сексуального характера. После этого они порознь вышли из здания автовокзала. Оттуда наблюдаемый поехал на Центральный рынок, где и был нами задержан».


То есть, в милицейский участок Чикатило попал, будучи задержанным из-за подозрительного поведения в связи с серией жестоких убийств, произошедших на территории Ростовской области. То есть, в конечном итоге по подозрению в причастности к совершению очень серьезных преступлений. Оперативники знают, что вероятного преступника надо быстрее раскалывать, пока он не опомнился, не пришел в себя, не собрался с мыслями. Значит (наверняка) на Чикатило был оказан мощный психологический прессинг. «А что вы делали, гражданин, 6 сентября (в день убийства Ирины Лучинской – Ю. К.)? Расскажите как можно подробнее. Буквально по минутам. Как не помните? Это же было всего неделю назад. Страдаете провалами памяти? Нож зачем носите с собой в портфеле? Концы веревок обрезать? А зачем таким большим, хватило бы маленького, складного? С какими коробками вы имеете дело? Покажите, как и что вы завязываете и обрезаете».

В общем, примерно как-то так должно было бы происходить общение в участке. Оперативников несколько, гражданин один. Преступник, если он еще не был судим и не имеет соответствующего опыта, не знает, как и на чем его могут подловить опера. Ему кажется, что надо рассказывать четко, последовательно, привести как можно больше деталей. Преступник боится запутаться в этих деталях, потому что они выдуманы. Обычный человек ведет себя по-другому, и опытный оперативник или следователь такие вещи замечает сразу. Интуиция подсказывает: это наш клиент (или наоборот - не наш), надо на него давить и дальше.

Когда Чикатило арестовали в 1990 году, на одном из допросов он рассказал, что узнал в капитане Заносовском сотрудника милиции, который в конце августа уже проверял у него документы. Заметил также Андрей Романович, что за ним ведется следствие. Этот момент просто поражает. Вместо того, чтобы сразу же надеть на себя личину добропорядочного гражданина (каковым Чикатило был в семье, на работе), опасный преступник, наоборот, ведет себя так, что это не может не привлечь внимания сотрудников милиции. Он словно куражится над ними. Вот, смотрите, я в поиске, я на охоте – и вы мне не страшны. Здесь прячется какая-то странность, которая многое объясняет, но пока скрыта от наших глаз.

Чикатило чрезвычайно хладнокровен и уверен в себе. Выдержка суперубийцы? Или что-то еще? Или что-то… У задержанного берут кровь на анализ. И вот оно, несовпадение групп! Значит, все-таки к убийствам не причастен.
Но, выпутавшись из этой крайне опасной для него ситуации Чикатило попадает за решетку за кражу аккумулятора. Вот насмешка судьбы. Или не насмешка, а что-то другое. Ведь таким образом гражданин Чикатило на тот момент окончательно выпал из поля зрения сотрудников, расследовавших убийства.

После эпопеи с аккумулятором Чикатило перебирается в Новочеркасск. И сразу же устраивается там на работу на крупнейшее предприятие. Становится сначала рядовым специалистом по снабжению, а потом начальником отдела. И это при том, что в анкете при поступлении на службу он должен был бы написать: судим по ст. 92 УК РСФСР, исключен из КПСС в связи с возбуждением уголовного дела. Почему на Новочеркасском электровозостроительном заводе эти обстоятельства никого не смутили? А ведь карьера Чикатило после подобного кульбита должна была безоговорочно рухнуть вниз. Но не рухнула. Кто-то посодействовал Андрею Романычу? Журналисты М. Кривич и О. Ольгин в своей книге «Товарищ убийца» осторожно выдвигают в качестве предположения, что к судьбе Чикатило, возможно, причастна Галина Борисовна, то есть госбезопасность. Но зачем Конторе глубинного бурения серийный убийца? Зачем его спасать? Даже если Чикатило и был информатором КГБ, то вряд ли таким уж ценным ценной, так, обычный сексот, каких там сотни. Его списали бы в одну секунду – и «отряд не заметил потери бойца». Нет, тут что-то другое.

Кстати, обозначим здесь, что Чикатило, кроме того, что он весьма хладнокровен в различных ситуациях, чрезвычайно технично подготовленный убийца. При нанесении жертве многочисленных ударов ножом и при тех манипуляциях, что вытворял маньяк, кровь должна была бы хлестать во все стороны, а Чикатило должен был бы быть залитым ею с ног до головы. Но нет, у преступника лишь какие-то незначительные пятнышки на костюме, рубашке или плаще, которые он легко застирывает в общественном туалете. Сам Чикатило потом признался, что научился бить ножом так, что крови много не было и на него не попадало. Научился – где? Научился – как? Методом (уж простите) самотыка? Более того, эксперты при исследовании жертв Чикатило отмечали, что убийца имеет некоторые познания в анатомии человека. А это откуда? Самостоятельно изучал медицинские книжки в библиотеке?

Наступает 1990 год. Кольцо вокруг Чикатило сжимается, но он успешно ускользает от преследования. Однако 6 ноября преступник допускает прокол. Вместе со своей последней жертвой – 22-летней Светланой Коростик – он заходит в лесополосу, а оттуда к станции Лесхоз, что неподалеку от поселка Донлесхоз, выходит уже один. Помыл ботинки в луже (кровь?) и подошел к ожидавшим электричку. Тут Чикатило заметил сотрудник милиции, дежуривший в тот день на станции, и проверил у него документы. Фамилию вышедшего из лесополосы человека зафиксировал в рапорте. Андрей Романович, который только что совершил убийство, выглядел спокойным, руки не дрожали, в одежде наблюдался порядок, отвечал без волнения.

Тело Светланы Коростик обнаружили через неделю, тут-то и всплыла фамилия Чикатило. Подняли имевшиеся на него материалы и, тихо охнув, стали следить за 56-летним снабженцем. Сам же Романыч, едва не засыпавшийся в момент совершения преступления и прекрасно понимавший, что вот сейчас его будут проверять основательно, вел себя как ни в чем не бывало. Даже пытался знакомиться с несовершеннолетними мальчиками, что было зафиксировано на видеокамеру оперативниками. 30 ноября 1990 года Чикатило задержали, когда он возвращался домой после покупки пива.

Собственно, а какие (по большому счету) были основания его задерживать? Ведь его уже проверяли раньше по делу «Лесополоса» - результат отрицательный. Никто не видел, как он входил с девушкой в лес 6 ноября 1990 года, не было таких свидетелей и раньше. Оперативники надеялись, что задержанный расколется? А если нет? В 1984 году он ни в чем не признался. И в этот раз Андрей Романович молчал 10 суток после задержания. Кажется, в Википедии я прочитал: "Истекали последние десятые сутки трехдневного задержания". (Это цитата, как яркий пример скрупулезности, с которой потом дело "Лесополоса" освещалось в прессе) Вот и десятые сутки могли бы закончиться отказом Чикатило давать показания. Но к нему отправили психиатра Бухановского, и тот смог разговорить подозреваемого. Как-то что-то и здесь словно пропущено. А не сумей Бухановский профессионально сработать – что тогда? Правильно, пришлось бы Андрея Романовича отпускать. Однако в 1990 году правоохранители, защелкнув на запястьях Чикатило наручники, были уверены на все сто, что перед ними именно тот, кого они столько лет безуспешно разыскивали. Откуда такая уверенность? Согласимся, что Чикатило разговорил опытный психиатр. Но, может, было еще что-то в довесок к этому?

В шестом и седьмом номерах журнала «Огонек» за 1992 год, как раз к началу процесса над Чикатило в Ростовском областном суде, был опубликован материал «Лесополоса» журналистки Ирины Журавской. Там есть любопытные подробности по этому нашумевшему делу. Вот некоторые детали того, что происходило с Чикатило после его задержания в сентябре 1984 года:

«Его допрашивает следователь и выясняет, что личность по меньшей мере интересная. Жил в Шахтах и Новошахтинске. С августа работает в Ростове – так, по снабжению. Женат, двое уже взрослых детей. В Шахтинской школе-интернате преподавал русский и литературу, но был скандал из-за приставания к ученицам. Уволили… Следователь дает отдельное поручение оперативным службам установить мальчиков и девочек, к которым приставал Ч. в школе-интернате. Провести отработку по месту жительства, там, где работал. Оперативники собирают материал. Подросшие девочки и мальчики дают показания – да, приставал, да, развратные действия. Сотрудники подтверждают – да, странный, да, не расстается с портфелем. Соседи – замкнутый, со странностями. Учащиеся ГПТУ, где он работал, не скрывают, что считали его «гомиком» и «озабоченным»…

Но главное было, пожалуй, в справке с грифом «секретно», поступившей из Шахт. В ней сообщалось, что Ч. Попал в поле зрения сотрудников милиции при расследовании убийства десятилетней девочки в 1978 году. 22 декабря, в день убийства, соседи видели свет в его домике, который, как выяснилось, Ч. Купил в тайне от семьи, живущей в общежитии. И несколько раз летом и осенью соседи замечали: он приводил туда молодых девушек. Но вскоре, как говорится в справке, был задержан подозреваемый Кравченко, и Ч. Выпал из поля зрения милиции, а полученная информация до конца отработана не была».


Заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры России Исса Костоев в ноябре 1990 поднял материалы по Чикатило, и вот что обнаружилось. И. Журавская пишет:

«В оперативно-поисковом деле, которое никогда не видит следствие… он нашел то, что искал, в ту же ночь. Как? Оставим многоточие. Слишком волнует этот вопрос ответственных лиц в Ростове. Из оперативно-поискового дела, святая святых органов внутренних дел, недоступного, по немыслимым нашим инструкциям, следствию, Костоев изъял документы, которые ни по каким, даже советским, законам не должны были там находиться. Допросы подозреваемого следователем. Его отдельное поручение органам дознания о проверке сего лица на причастность к убийствам. Справка о проделанной работе. Справка с грифом «секретно» об отработке гражданина в г. Шахты… Материалы 84-го и 79-го годов».

Уже становится горячее. Ирина Журавская добавляет:

«Город (имеется в виду Ростов в 1984-м Ю. К.) терроризирован еженедельными убийствами. В этот момент за приставания к женщинам там же, где только что находили трупы, задерживают человека с ножом и веревками в портфеле, собирают «компромат», которому позавидует любой следователь, и выпускают? А портфель со всем содержимым вежливо возвращают жене? Вы поверите в это? Придется».

И вот, отталкиваясь на вышеизложенное, к какому выводу приходит журналистка из «Огонька»:

«Но если представить себе иную версию событий 1984 года? Если представить, что на стол ответственного работника Ростовского УВД ложатся те самые, изъятые потом Костоевым, документы. Если он дочитывает бумаги до упоминания о давнем, 1978 года, убийстве, если он помнит все обстоятельства того следствия в Шахтах, потому что принимал в нем участие, и знает, что Кравченко давно расстрелян… Это только версия, пусть останется до результатов следствия на моей совести, но, может, хоть она способна объяснить, почему были скрыты, на годы спрятаны в каких-то сейфах материалы отработки Ч.? Почему их не отослали вместе с ним самим после задержания в Новошахтинск?.. А нож, тот самый нож из портфеля, на котором, как утверждали изъявшие его милиционеры, были даже следы, похожие нам кровь, - вовсе не посылали на экспертизу? Кто способен это объяснить? Или нам уже не нужно ничего объяснять? Мы привыкли».

Смотрите, что предположила Ирина Журавская. Что в 1978-79 годах милиция и прокуратура увлеклись одной версией убийства в ущерб всем остальным. Чикатило выскользнул из капкана. А когда он снова почти попался, некий ответственный милицейский чин из Ростова, участвовавший в конце 70-х в клепании дела на невиновного, почувствовал для себя опасность и попросту свернул расследование против Чикатило. Значительно горячее.

Рассматривая странности в этом неординарном деле, мы, кажется, выходим на финишную прямую…

Tags: История, Криминал, Россия, СССР
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments