jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Странности в деле Чикатило Андрея Романыча. Часть 5

Начало см. http://jurikan.livejournal.com/145654.html

И вот из отделения милиции (надо полагать ,Первомайского) Чикатило выпускают. Спрашивается, зачем задерживали? Почему хотя бы пару дней в кутузке не подержали? Почему в адрес с обыском не поехали? Одно «почему» здесь наезжает на другое…


Андрей Романович показывает, как он действовал, будучи на свободе.
Фото: Гугл.



И все же Андрей Романович в ту осень 1984 года за решетку попал. Только не за свои смертоубийственные дела, а за… кражу. Он похитил аккумулятор и вроде бы рулон линолеума. Впрочем, если с аккумулятором имеется какое-то однообразие в различных публикациях – украдена 1 (одна) штука, то с линолеумом такой ясности нет. Кажется, похищен один рулон этого материала. А в рулоне сколько метров? А аккумулятор был в каком состоянии – новый или не совсем? А в какую сумму украденное было оценено? Да что мы будем в этих мелочах копаться? И действительно.

И привлекли Андрея Романыча по статье 92 УК РСФСР. Здесь тоже присутствует какая-то БП (обозначу это именно так) - Большая Странность. Попробую пояснить. Дело в том, что в СССР эпохи позднего социализма мелкие кражи с предприятия, на котором человек работал, были явлением повсеместным. Кто на каком месте трудился, тот то и имел, как остроумно заметил один сатирик. Люди, которые что-то прихватывали с работы, назывались несунами. Такой своеобразной методой происходила компенсация низких зарплат в Советском Союзе. Вот вы мне платите всего сто пятьдесят, а я эту фитюльку умыкну и еще вот эту – и будет полный порядок. Тем более, что многие товары в Советском Союзе были дефицитом, а некоторые – попросту не купишь ни в каком магазине. Например, металлические крышки для консервирования. Они продавались лишь кое-где в обмен на сданную сельхозпродукцию. И что делать, кроме того, как идти на ближайший консервный завод и там договариваться с работягами? Если, конечно, ты хочешь иметь зимой маринованные огурчики с помидорчиками да грибочками и прочие вкусности не казенного, а домашнего приготовления.

Конечно, с несунами в СССР боролись, в газетах клеймили их позором, периодически устраивали на мелких крадунов облавы. Их штрафовали, лишали премий, переносили отпуск на зимнее время, отодвигали в очереди на квартиру. Ничего не помогало. Наоборот, после этого "несли" еще активнее, чтобы компенсировать потери. В народе это даже воровством не считалось. Остряки шутили так: «Бери, товарищ, каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость». Более того, на тех предприятиях, где налаживали систему охраны по-настоящему, сразу же наблюдался резкий отток кадров. За «голую» зарплату люди вкалывать вовсе не собирались. Что уж тут говорить, если даже Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, вспоминая свою молодость (а это времена сурового сталинизма), рассказывал, как они вагон с какой-то продукцией разгружали: четыре мешка – в машину, а пятый – под откос, себе… Правда, в выносе казенного барахла через вахту учитывались разные нюансы. Брать надо было по чину. Если ты простой работник и не килограмм сосисок выносишь через проходную, обкрутив их вокруг ног, а коляску мотоцикла доверху теми же колбасными изделиями загружаешь, то тут уже могли дать по шапке – и крепко. Потому что не наглей.

Андрею Романовичу дали по шапке крепко. Мало того, что исключили из рядов КПСС, где он к тому времени пребывал почти четверть века – солидный партийный стаж – так еще привлекли к уголовной ответственности. Ну, понимаю, если бы тут был мешок запчастей на солидную сумму, а так лишь какой-то жалкий аккумулятор - рулон линолеума вроде бы из обвинительного заключения выпал. Не знаю, зачем аккумулятор понадобился Чикатило. Своей машины у него не было (в Википедии нашел чуть позже ссылку, что транспорт у Чикатило все же был - машина "Москвич" и мотоцикл - Ю. К.). Значит, по всей вероятности, вещь плохо лежала, и Андрей Романович решил: не пропадать же добру. Нигде в материалах о преступнике века я не нашел подробностей этой самой кражи. Как вообще происходил процесс прихватизации? Чикатило засыпался, нарвавшись на сотрудника милиции при выносе, или провели ревизию подотчетного ему имущества и обнаружили отсутствие злополучного аккумулятора? Разница здесь очень существенная. Нарваться на милиционера с выносимым с территории предприятия барахлом – штука, безусловно, неприятная, но не смертельная. Договориться здесь можно – "да в первый раз, попутал бес, простите, на всю жизнь запомню" - дать товарищу какой червонец и разойтись с миром. В крайнем случае заплатить административный штраф. Если же имела место ревизия, то я вообще не понимаю тогда судебных последствий для Чикатило. Возместил бы он стоимость пропажи из собственного кармана – и все дела. А тут… Уголовная ответственность, суд, приговор, судимость.

Более того, в Википедии написано, что «освободили его уже через три месяца — 12 декабря 1984 года». Подождите, так исправительные работы не предполагают нахождения в тюрьме. При этом наказании человек работает, а из его зарплаты высчитывается определенная сумма в доход государства – столько, сколько определил суд. Неуклюжая фраза из Википедии, похоже, обозначает, что Чикатило три месяца, то есть время после задержания и до суда, просидел за решеткой. Еще раз удивляюсь необъяснимой свирепости советской Фемиды в данном случае. Андрею Романовичу тогда исполнился почти полтинник, до этого каких-либо официальных взысканий у него не имелось, он работал начальником отдела материально-технического снабжения на крупном предприятии, был внештатным сотрудником милиции, внештатным корреспондентом местной газеты.

Здесь такое ощущение, что с Чикатило как-будто кто-то достаточно могущественный сводит счеты, пользуясь фактом кражи. Но, если это так, то кто и за что? Или еще что-то такое, по меньшей мере, весьма странное происходит.

И смотрите, как причудливо качается правоохранительный маятник. В 1978 году Андрей Романович попадает под подозрение в совершении особо тяжкого преступления – убийстве малолетней девочки, совершенном с особой жестокостью. Скромного тогдашнего учителя опознают по фотороботу, выясняется, что он зачем-то (в тайне от семьи) купил в районе, где обнаружили тело, мазанку (возможно, именно там преступление и произошло). На допросах Чикатило путается. Но вдруг, как сообщается в разных статьях, посвященных этому делу, в правоохранительном механизме как-будто что-то сломалось. Филолога перестали дергать в милицию, а вместо него стали раскручивать другого подозреваемого.

В 1984 скромный снабженец снова попадает в поле зрения сотрудников милиции. Вполне возможно, что вот этот высокий сутулый мужчина в очках причастен к серии зверских убийств, произошедших на территории Ростовской области. Подозреваемого доставляют в милицейский участок, у него в портфеле находят несколько странные для советского «толкача» предметы, в том числе и остро заточенный нож. И… внезапно «что-то ломается в правоохранительном механизме».

Зато, когда Андрея Романовича обуревает вполне понятное в СССР желание тихонько прихватить аккумулятор с производства, а линолеум то ли умыкнуть, то ли наметить к прихватке, тут-то правоохранительный механизм работает на полную катушку. "Да я честно прожил 48 лет, а тут бес попутал, больше – НИ-КОГ-ДА". Не, братец, у нас перед законом все равны, посиди-ка в тюряге до суда…

Не находите ли вы все это более чем странным? Я – нахожу. Но поставим пока точку с запятой до следующего раза.


Tags: История, Криминал, Россия, СССР
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments