jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Странности в деле Чикатило Андрея Романыча. Часть 2

Начало см. http://jurikan.livejournal.com/144694.html

Верховный суд России пришел к выводу, что вина Чикатило в убийстве Ларисы Ткаченко не доказана. Его серия, похоже, начинается лишь через год, с убийства 12-летней Любы Бирюк. 12 июня 1982 года девочка пошла в магазин и назад уже не вернулась. С этого момента в различных укромных местах Ростовской области (чаще всего в лесополосах) станут обнаруживать истерзанные трупы. Несколько случаев в 1982 году, несколько – в 1983.


Андрея Романыча транспортируют к месту казни - февраль 1994 года (если верить Гуглу).
Фото: Гугл.



Но настоящая катастрофа разразилась в 1984. Уже 1 января этого года было найдено тело 14-летнего Сергея Маркова, убитого накануне. 9 января убита Наталья Шалопинина, 17 лет. 21 февраля погибла 45-летняя Марта Рябенко. 24 марта убит 10-летний Дима Пташников. В мае убиты Татьяна Петросян, 32 года, и ее 11-летняя дочь Света Петросян. В июне погибла 22-летняя Елена Бакулина. 10 июля убит Дима Илларионов, 13 лет. 19 июля убита Анна Лемешева, 19 лет. В июле же погибла 20-летняя Светлана Цана. 2 августа погибла Наташа Голосовская, 16 лет. 10 августа убита Людмила Алексеева, 17 лет. 13 августа в Ташкенте убита 12-летняя Акмараль Сейдалиева. И там же, в окрестностях узбекской столицы, найден труп неизвестной женщины со схожими ножевыми ранениями. 28 августа в лесополосе на левом берегу Дона в Ростове (который на Дону) убит 11-летний Саша Чепель. 6 сентября убита Ирина Лучинская, 24 года, место гибели – Ростов-на-Дону. Полтора десятка жертв за относительно короткий промежуток времени.

Я представляю, как на ушах тогда стояла вся ростовская милиция. Но преступник действовал осторожно и хладнокровно, следов практически никаких не оставлял, свидетелей ужасных преступлений не было. И тут – неожиданная удача для правоохранителей. В августе 1984 года на автовокзале в Ростове-на-Дону пересеклись пути капитана милиции Александра Заносовского и скромного гражданина Страны Советов Андрея Чикатило. Обратимся к книге Михаила Кривича и Ольгерта Ольгина «Товарищ убийца», написанной по материалам судебного процесса над Чикатило. Там для нас есть чрезвычайно любопытные подробности:

«Заносовского прикомандировали к «Лесополосе» в августе. Далеко его не послали: он попал на объект, знакомый ему как свои пять пальцев, – на пригородный автовокзал. Вокзал этот расположен как раз в Первомайском районе, и участковый инспектор сотни раз бывал в этой криминогенной точке. Как работник милиции и как частное лицо. Сейчас автовокзал привлекал внимание уголовного розыска не только потому, что через него проходят ежедневно тысячи людей и вероятность встретить здесь убийцу существенно выше, чем где-нибудь в малолюдном месте. Были и особые причины, побуждавшие пристальнее приглядываться к публике, посещающей автовокзал. Уголовному розыску уже было известно, что убитая в январе Наталья Шалопинина именно здесь сдавала свои вещи в камеру хранения. Возле ее трупа был найден жетон, по которому кладовщик выдал милиции портфель-«дипломат», а уже в нем среди прочих вещей нашли удостоверение личности с фотографией, благодаря чему и удалось быстро установить личность погибшей.

И еще уголовный розыск знал, что другая Наташа – Голосовская – собиралась в Новошахтинск, куда можно – и удобнее всего – уехать автобусом, прямо отсюда. Одним словом, капитана милиции Александра Заносовского поставили на участок не просто бойкий, но весьма многообещающий, если рассматривать его с точки зрения встречи с преступником. И капитан занялся привычным делом. Дело это состояло в том, чтобы, не привлекая к себе особого внимания, а так, будто ты на обычном дежурстве, ходить по автовокзалу и вокруг него, наблюдать, присматриваться к людям: кто как себя ведет, не проявляет ли признаков беспокойства, не суетится ли без видимых причин, не пристает ли к незнакомым. И все остальное, что может вызвать подозрение. Или даже подозрение на подозрение. Отдаленный намек. Капитан по опыту знал, что полезно обращать внимание на поспешность в движениях, непорядок в одежде, необычный багаж. В общем, на все нестандартное, здешним обычаям и нравам не свойственное. Но не только. Например, пьяных следует проверять обязательно, хотя чрезмерное употребление алкоголя вряд ли можно считать незаурядным явлением. Само собой разумеется, что капитан Заносовский имел ясное представление о немногих определенно известных милиции признаках убийцы, которого тщетно разыскивали по делу «Лесополоса». И о круге жертв – о мальчиках, девочках, молодых женщинах. Вот он и ходил целый день, пытаясь высмотреть подозрительных мужчин, которые искали бы контакт с возможными жертвами».


И вот капитан Заносовский кружит по вокзалу, присматривается к публике. И в процессе наблюдения обнаруживает странного гражданина, который… Впрочем, давайте вновь обратимся к творчеству московских авторов – у меня такой живости и образности повествования не получается:

«Дежурство уже подходило к концу, ноги гудели от усталости, в глазах мельтешило от встречающих и провожающих, от стариков и старух, молодых парочек, растерянных солдатиков, ищущих взводного, от спящих и орущих младенцев, от мальчишек и девчонок, уже начавших каждогоднюю предсентябрьскую миграцию к школам. Голова трещала от гула сотен голосов и режущих слух объявлений по радио, от рева дизельных моторов, скандалов у кассы и шарканья подошв. Скорее бы сменили…

Трудно сказать, что именно, но что-то не вполне обычное, вызывающее тот самый отдаленный намек на подозрение, всего за час до конца дежурства уловил наметанный глаз участкового.

Его внимание привлек средних лет мужчина в очках, прилично одетый – серый пиджак, галстук, портфель в руке. Таких людей на вокзалах всегда хватает. Они обычно спешат по своим делам и в ожидании автобуса или поезда убивают время кто как может: одни неторопливо прохаживаются по вокзалу, погруженные в собственные мысли, другие, напротив, нервничают, меряют шагами зал ожидания или тротуар перед вокзалом, а третьи усаживаются в кресло поудобнее и утыкаются носом в газету.

Этот вел себя не так и не этак. В его поведении капитан почувствовал нечто необычное. Настораживающее.
Мужчина как бы бесцельно, как бы прогуливаясь расхаживал по залу. Вдруг он изменил ритм движения, словно включилась другая скорость. В его поле зрения появилась ничем особо не примечательная, совсем молоденькая девушка в легком цветастом платье. Он буквально спикировал на нее, что-то сказал и застыл с приоткрытым ртом в ожидании ответа. Девушка откликнулась совсем коротко, может быть, поздоровалась или сказала «да», «нет». Он подхватил ее слова и стал говорить, говорить. Выражение лица сразу изменилось: только что на нем читалась скука, а тут вдруг появилась улыбка, глаза заблестели.

Возможно, все это пустое. Даже скорее всего – пустое. Ну, встретил человек дочь своих знакомых. Или племянницу. Или подругу собственной дочери. Та стесняется, не очень знает, о чем говорить, – все-таки разница в возрасте. А для него – какое-никакое развлечение. Способ убить время в ожидании автобуса.

Ничего особенного не происходило, и участковый продолжил обход. Он вышел на перрон, вернулся в зал, постоял у касс, в сотый, а то и в тысячный раз оглядел бесконечные очереди, прогулялся мимо газетного киоска, аптечного ларька, буфета, прошел вдоль кресел. Мужчина в очках по-прежнему что-то втолковывал девушке.

Участкового не покидало ощущение, что человек с портфелем ведет себя как-то не так. Неправильно, что ли. Люди такого склада к незнакомым девушкам не пристают, а со знакомыми разговаривают иначе – без напора, доброжелательнее. Сколько времени он что-то ей втолковывает, а они отмалчивается и отворачивается. Если бы они были раньше знакомы, она не стала бы так себя вести.

Девушка резко встала и, не попрощавшись, не взглянув на мужчину, пошла на перрон. Участковый проводил ее взглядом: девушка садилась в автобус.

Взгляд очкастого погас в тот момент, когда она повернулась к нему спиной. Словно где-то внутри у него щелкнул выключатель. Минуту-другую мужчина посидел в кресле, как бы для приличия, потом резко поднялся и снова принялся прохаживаться по залу, бросая по сторонам быстрые взгляды.

Заносовский уже знал, кого ищет взглядом незнакомец.

Несколько раз, заметив одинокую молодую женщину, он быстро подходил к ней, как будто внезапно узнавал старую знакомую, и пытался завести разговор. Глядя со стороны, можно было подумать, что он ошибся, принял женщину за другую. Все они отвечали ему что-то такое, что его не устраивало, и он, явно раздосадованный, сразу отходил. Он не приставал к ним – в том смысле, который обычно вкладывают в это слово. Его ставили на место, и он без спора отступал.

Заносовский посмотрел на часы. Через несколько минут его должны сменить. Или прямо сейчас проверить этого странного типа в очках, или пусть себе гуляет дальше. Непохож он на преступника. Так, сексуально озабоченный. И навязчивый. А на вид как раз наоборот – скромный…

– Простите, гражданин…

Участковый тронул мужчину за рукав. Тот застыл, уставившись на милиционера испуганным взглядом.

– Участковый инспектор капитан Заносовский. Позвольте ваши документы.

– В чем дело? Зачем? – Голос мужчины звучал недовольно, но в то же время как-то заискивающе. Человек с портфелем был явно встревожен. И даже напуган.

– Проверка документов. Паспорт у вас с собой? Предъявите, пожалуйста.

– Хорошо, хорошо… Я сейчас…

Мужчина переложил портфель из одной руки в другую. Он сжимал ручку с такой силой, что костяшки пальцев на больших загребущих кистях стали совсем белыми. Наблюдательный капитан успел это заметить.

Взяв портфель в левую руку, мужчина полез во внутренний карман пиджака, достал бумажник, стал перекладывать какие-то квитанции и счета. Внезапно он стал суетлив и многословен.

– Вот, пожалуйста, мой паспорт, вот командировочное удостоверение, служебный пропуск. Я, понимаете ли, из командировки возвращаюсь. Домой еду. Вот, автобуса жду. Скучно, понимаете ли… Время как-то убить…

Он почему-то подмигнул капитану, неумело, словно намекая на какую-то общую тайну. И замолчал, часто и тяжело дыша.
Документы были в полном порядке. Заносовский, не торопясь, изучил их, вернул человеку с портфелем, извинился и козырнул. Капитан был в милицейской форме, поэтому должен был отдавать честь всем, к кому он обращался, даже подозрительным типам на автовокзалах, пристающим к девушкам.

– Все в порядке, извините за беспокойство, – сказал капитан. И добавил из вежливости: – Счастливого пути.

Мужчина быстро спрятал документы, кивнул и поспешно отошел от капитана. А того буквально через несколько минут сменили, и он направился домой, бормоча себе под нос не совсем обычную фамилию странного типа, который с такой силой сжимал ручку портфеля. Что-то в его поведении – поклясться можно – было странное. Не ведут себя так солидные люди. Облик, можно сказать, не соответствует поведению".


Странное в поведении пассажира? Гм... Да в самом этом эпизоде все-все странное. Только не в том смысле, что имеет в виду капитан, а вообще все. Ну, просто все. Вы не заметили? Совсем ничего?.. Совсем-совсем? Ну, ладно. Чтобы не быть голословным, я попробую прокомментировать, но в следующий раз.

Tags: История, Криминал, Россия, СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments