jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Categories:

Юрий Комягин: Мой отец

Сегодня моему отцу, Комягину Владимиру Андреевичу, исполнилось бы 90 лет. Он родился 23 июля 1927 года. Вроде бы это замечательное событие произошло прямо в поле рядом с деревней Андроновкой Сафоновского района Смоленской области. Родился, а его мать потом пошла дожинать отведенный ей участок. Это ли обстоятельство, или что-то другое, но в жизни отец отличался отменным здоровьем. Практически никогда не лежал в больницах, за исключением первого и одновременно последнего раза. Это уже тогда, когда коварная хворь настигла его.





Лишь когда его не стало, я понял, как мало мы разговаривали друг с другом. Многое я узнал лишь на закате его жизни. Например, о том, как он любил кино. Вообще, я думаю из него получился бы прекрасный характерный актер, и на сцене, и на экране, во всяком случае, внешность соответствовала. А еще он мне однажды рассказал, как его раз и навсегда очаровала железная дорога. Ну, вот это знаменитое: "Если в ноздри мне попал запах шпал, - я пропал". Отцу было девять лет, когда погиб его отец, мой дедушка Андрей. Дедушке Андрею, можно сказать, повезло, что молния его вдарила на колхозном поле в 1936 году. Потому что, конечно, следующий год (или 1938-й) его не обминул бы. Дед в начале 30-х годов отбарабанил на строительстве Беломоро-Балтийского три года - подарочек родного ОГПУ. За что? За то, что, вступив в колхоз, наотрез отказался стать председателем колхоза. Ах, так, воскликнули доблестные чекисты, выбирай. И он выбрал.



Когда началась Великая Отечественная, немцы очень быстро дошли до смоленских краев. И подался мой отец в партизаны. Какое-то время побыл в лесу, выполняя разные задания, иногда довольно рискованные, радуясь винтовке, которую ему вручили, а потом командир отряда категорически приказал ему вернуться домой. Ты у матери один, иди, еще навоюешься. Так отцу была спасена жизнь, потому что отряд через некоторое время попал в немецкую засаду и был практически полностью разгромлен.



В 1944 году отца, 17-летнего паренька, призвали в армию. Семнадцать километров по заснеженной дороге до военкомата он прошагал в лаптях - другой обуви не имелось. А потом эшелон довез его до западнобелорусского города Гродно. Здесь отца стали готовить к борьбе с немецкими оккупантами при помощи ПТР - противотанкового ружья. Носить эту штуку надо было вдвоем. Отец шел сзади с прикладом на плече, а его напарник на своем плече нес ствол, одному конструкцию тащить было невозможно. Их часть располагалась в самом центре Гродно, неподалеку от нынешнего главного корпуса Гродненского государственного университета имени Я. Купалы, в том здании, где потом (а сейчас?) размещалась комендатура. Уже был подан на станцию эшелон для отправки бойцов на фронт, но тут как раз - конец войне.



Отец остался служить. И уже всерьез подумывал о том, чтобы связать свою судьбу с армией. Тут ему посоветовали подать заявление в ряды КПСС, тогда еще, по-моему, ВКП(б) - с партийным билетом в кармане карьера двигалась бы быстрее. Отец так и поступил. И тут ему аукнулась история с его отцом, моим дедушкой Андреем. Проверяющие товарищи обнаружили прискорбный факт бодания на колхозном фронте. "Сын за отца не отвечает", - это такой был тогдашний лозунг для дурачков. Отвечали - и еще как. Отца кинулись спасать его сослуживцы. Давай мы тебя отправим куда-нибудь на периферию, отсидишься там, а потом что-нибудь придумается. Так отец покинул старинный город Гродно и переместился в неприметный райцентр Юратишки в тамошний военкомат.



Вскоре район расформировали, армию сократили. И остался отец в звании капитана, но без какой-либо гражданской специальности и даже не имея полного среднего образования. В 30-летнем возрасте пришлось все начинать с нуля. Учился в вечерней школе, а потом - в финансово-экономическом институте. У меня до сих пор лежат его старые конспекты. Да, почерк у отца был просто обалденный, я и сейчас, когда смотрю его записи, испытываю просто дикий восторг - так изящно выписана каждая буквочка.



Остались его тетради, письма, открытки, остались старые фотографии. Вот я и перебираю их сегодня. Вот начало его службы, а вот - уже конец 40-х - начало 50-х. Снимок, сделанный на его родной Смоленщине, куда он приезжал в отпуск. Вот попытка придать черно-белому фото элементы цветного. Вот он (крайний справа) вместе с сослуживцами.



А этот снимок, мне кажется, уже из 70-х, один из лучших отцовских, на мой взгляд. Пожалуй, самая замечательная пора в его жизни: есть определенный опыт и еще много энергии внутри. А то, что время неумолимо, как-то не думаешь об этом. Отец-отец...

Фото из личного архива автора.

Tags: Ностальжи, Просто жизнь
Subscribe

promo jurikan май 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments