jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Category:

Юрий Комягин: Стихами указуя путь...

Как вообще рождаются стихи? По классическому определению, из разного сора. Как приходят в голову? Из каких-то обрывков наблюдений, странных ассоциаций, вообще непонятно откуда. Вот в пасмурный (наверняка) день 18 ноября 1930 года питерский поэт Даниил Хармс взял лист бумаги, карандаш, конечно (или ручку), сел за стол (или просто примостился, скажем, на тибуреточке, держа тетрадку на коленке) и написал:

Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
однажды гуляли в дремучем лесу.
Фадеев в цилиндре, Калдеев в перчатках,
а Пепермалдеев с ключом на носу.



Фото: Гугл.



Такие вот причудливые образы приходили ему в голову, такой он был своеобразный поэт - наш Даниил. Вряд ли в этот момент он думал о писателе Александре Фадееве, который в славной стране СССР медленно, но верно поднимался по ступенькам своей карьерной лестницы. Став вскоре начальником всех советских писателей, Александр Александрович, конечно же, был знаком с Даниилом Хармсом (думаю, что заочно; фамилию такую, во всяком случае, точно слышал). Но вряд ли он знал о стихотворении, в котором присутствовал некий персонаж по фамилии Фадеев.

Над ними по воздуху сокол катался
в скрипучей тележке с высокой дугой.
Фадеев смеялся, Калдеев чесался,
а Пепермалдеев лягался ногой.


Реальный Фадеев, не стихотворный, тем временем прочно угнездился на самой вершине советского литературного Олимпа. Правда, должность у него оказалась чрезвычайно хлопотная и нервная до крайности, особенно в те времена, когда вдруг выяснилось, что среди советских "инженеров человеческих душ" обнаружилось немало шпионов из всяческих иностранных разведок, диверсантов и просто врагов народа. Пришлось этих голубчиков замаскировавшихся выковыривать из тогдашней радостной жизни и отправлять на исправление в далекие колымские земли, а некоторых даже просто прислонять к казенно покрашенной стеночке. Тяжело в эту эпоху приходилось Фадееву, он был вынужден одобрять аресты своих коллег, подписывать разные не очень веселые бумаги. Да что ж поделаешь. Как иначе с врагами? А Даниил Хармс, словно предвидя будущие катаклизмы, еще 18 ноября 1930 года писал:

Но вдруг неожиданно воздух надулся
и вылетел в небо горяч и горюч.
Фадеев подпрыгнул, Калдеев согнулся,
а Пепермалдеев схватился за ключ.

Но стоит ли трусить, подумайте сами, -
давай мудрецы танцевать на траве.
Фадеев с картонкой, Калдеев с часами,
а Пепермалдеев с кнутом в рукаве.


Все предвидел странный поэт из мрачного города белых ночей, пожалуй, даже то, что произойдет с одним из его персонажей.

И долго, веселые игры затеяв,
пока не проснутся в лесу петухи,
Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
смеялись: ха-ха, хо-хо-хо, хи-хи-хи!


Вот этот сатанинский смех, видимо, звучал и звучал совершенно невыносимо, потому светлой весной 1956 года Александр Фадеев перестал пить, написал письма друзьям, а потом взял револьвер, приставил дуло к виску (ну, может, к левой половине - или где там у него было сердце - груди) и нажал на спуск.

Ха-ха, хо-хо-хо, хи-хи-хи!

Tags: Литература и жизнь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments