jurikan (jurikan) wrote,
jurikan
jurikan

Юрий Комягин: Признание влюбленного пингвина

Сто лет назад, в десятом классе (тогда выпускном) средней школы я был безнадежно влюблен в одну девочку, одноклассницу. Что про нее сказать? Красавица, комсомолка, спортсменка. Спортсменка, наверное, чуть-чуть. Конечно, отличница, да еще и в музыкальной школе с отличием училась. Всегда такая аккуратная, безупречно одетая. При этом, как я позднее понял, такая сексуально обворожительная. Вот она, на коллективной фотке под ником Клинцевич Э., то есть Элла, во втором верхнем ряду, вторая слева. Я был влюблен в нее до безумия. Но безответно. Безответно, потому что ничего ей о своих чувствах не говорил (хотя она явно догадывалась, но... правила игры), соответственно, и не получал ответа. Однако безнадежность служила мощным стимулом для вдохновения.


Фото из личного архива автора.



Я пачками выдавал стихи, помню даже однажды написал так: "Из меня стихи вдруг полезли, как солома из тюфяка". Хороший образ, кстати. Да... Значит, поэзия. Тихие страдания влюбленного пингвина. А время однако двигалось. Курьерский поезд, как оказалось, летел с бешеной скоростью. Решить вопрос с признанием я сначала думал на очередной школьной вечеринке, потом на большом празднике перед Новым годом, потом после Нового года. В какой-то момент я даже напросился к ней в гости. Мама красавицы, угощая меня чаем, с интересом посматривала на мою страдальческую физиономию.

Как-то незаметно наступила весна - и прошла так же незаметно. Затем лето вдарило солнечными лучами прямо по процессу загорания. Да ведь, братцы, школа незаметно закончилась. Выпускной вечер прошелестел в июньских сумерках, незаметно перетекших в рассвет. А я бормотал про себя стихи одного товарища, которые очень подходили к данному случаю:

Отшумел наш прощальный школьный бал,
Я тебя до калитки проводил.
Так хотел все сказать, но лишь сказал:
"Не уходи".


Блин, я даже этого не сказал.

Дальше наши дороги разошлись. Я поехал поступать в университет - и к своему удивлению (потому что был редкостным раздолбаем в школе) поступил. А у нее в тот год что-то не выгорело с поступлением, несмотря на золотую медаль. Может, пятый пункт помешал. Потом, когда я приезжал на историческую родину - в тихий белорусский райцентр - мы иногда пересекались. С восторгом я замечал, как она делается еще красивее и... и ничего. Последний раз мы виделись году, наверное, в 1986. Кажется, к тому времени она уже получила диплом в институте инженеров железнодорожного транспорта (есть такой в Гомеле). Выбор профессии меня несколько удивил, но мало ли каких причин.

Курьерский экспресс времени между тем мчался и мчался. Приезжая в родные края, я всякий раз расспрашивал о ней, и однажды мне сказали, что она вместе с мамой уехала в Израиль. На историческую родину настоящую. Опаньки, подумал я, там же нет стальных магистралей, чем тогда заниматься? Однако оказалось, что я ошибался и железная дорога в Израиле присутствует. Может быть, девушка, в которую я безнадежно влюблен, сидит нынче где-нибудь на станции Беер-Шева-Цафон, встречает и провожает поезда. Железная дорога - это что-то... Двумя руками подписываюсь под знаменитыми строчками поэта: "Если в ноздри мне попал запах шпал - я пропал".

Для чего я все это сейчас пишу? Просто запоздалое признание. День как раз сегодня для этого очень подходящий.


Tags: Ностальжи
Subscribe

promo jurikan may 8, 2020 14:57 Leave a comment
Buy for 10 tokens
О Петре Ивановиче Шило-Таврине на сегодняшний день написаны гигабайты статей и очерков, сняты документальные фильмы. Ну, как же. Один из самых крутых диверсантов времен Великой Отечественной войны, получивший задание совершить покушение на самого товарища Сталина... Увы. Все это — не слишком умело…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments